Записки реакционера (dmitryjewski) wrote,
Записки реакционера
dmitryjewski

Гвардия Наполеона

Оригинал взят у donbassrus в Гвардия Наполеона

Трижды прав Л.H. Толстой в своей оценке духовного значения Бородинской битвы. О моральном перерождении французской армии говорит и тот факт, что когда Наполеон приказал играть перед войсками (опять же как тогда, при Аустерлице) знаменитые военные марши, призванные напомнить о первых победах революции: «Allons, enfants, de la patrie» - «эти звуки не одушевляли воинов, а некоторые старшие офицеры по¬смеивались, сравнивая обе эпохи» [141, т.1, С. 201].
В этой связи позволим себе привести краткое рассуждение на тему: «Почему при Бородино Наполеон не бросил в бой свою Гвардию?» Гвардия Наполеона играла роль не стратегического резерва, призванного решить исход сражения; по замечания О.В. Соколова, она ни разу не была введена в бой с этой целью. Гвардия играла роль морального резерва армии. Наполеон, надо полагать хорошо знал военную историю и помнил к чему привела неудачная атака «бессмертных» персидского царя при Фермопилах. Вся персидская армия оказалась деморализованной. Французская армия привыкла видеть в Гвардии с одной стороны тех же «бессмертных», на которых всегда можно было положиться, с другой - неприкосновенность Гвардии давала «армейцу» стимул к карьерному росту. Безоглядно рискуя жизнью в линейных частях, можно было надеяться на перевод в более «благополучный» и «безопасный» род войск. Это была своеобразная «рента», на которую вполне можно было жить, наслаждаясь всеобщим почетом за подъятые когда-то в молодости труды и лишения. Вид Гвардии создавал у армейского солдата иллюзию собственной неуязвимости. Ввод Гвардии при Бородино разбил бы обе эти великие солдатские иллюзии. И дело было вoвce не в том, что за тысячу лье от Парижа Наполеон не мог рисковать своим последним резервом. Резервы в виде отставших, да и просто войск, оставленных для обеспечения операционной линии, у него были. Его армия постоянно усиливалась за их счет. При Бородино речь шла о Последнем моральном резерве «нравственной упругости» армии. Кровавые потери Гвардии означали бы для войск, фактически, признание того, что «как ни служи - конец один». Напомним, что при Ватерлоо один только слух «Гвардия отступает» мгновенно обратил в бегство всю французскую армию.
Косвенным подтверждением нашей мысли могут служить с одной стороны факты неуклонного понижения боевого «ценза», необходимого для перевода в гвардейскую часть, а с другой - постоянный рост численности Гвардии во все время правления императора. Моральный «капитал» армии становился все более необходимым по мере понижения качества самой армии. Филипп де Сегюр свидетельствует, что под Бородино Наполеон говорил об имеющихся в его распоряжении 80 000 войска, не принимая в расчет Гвардию. Следовательно, он даже не планировал ввод в бой этих элитных частей. Характерно при этом, что в армейских частях не было и тени ропота на привилегированное положение «ворчунов»; это были те же триарии римского войска, сберегавшиеся до самого конца. Недаром римская поговорка связывала серьезность положения с необходимостью прибегнуть к помощи «морального резерва» легиона.
Под Дубровной, когда вся наполеоновская армия, теряя оружие, знамена и моральный облик катилась обратно к границам России, когда уже не действовали военные и даже просто человеческие законы, Наполеон, обходя гвардейские батальоны, обращался к ним с одной и той же речью: «Гренадеры, мы отступаем, но неприятель не победил нас. Так не погубим же сами себя! Дадим пример армии! Меж вами многие уже покинули своих орлов и даже свое оружие. Я обращаюсь не к военному суду для прекращения этих беспорядков, а к вам самим. Судите сами друг друга! Вашей чести я вверяю вашу дисциплину!» [197, С. 271-272]. Эти речи еще действовали на гвардейцев, и именно им и не затронутой разложением дивизии Партуно, пожертвовавшей собой при Березине, Наполеон обязан своим спасением и спасением остатков своей армии. Но эти речи уже не могли увлечь потерявшее моральный стрежень войско, которое, правда, по привычке выражало шумное одобрение речам, но легко забывало их через час после начала марша.
Зверев С. Э. Военная риторика Нового времени. Увидел уdiak_kuraev

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments