Записки реакционера (dmitryjewski) wrote,
Записки реакционера
dmitryjewski

Спецсообщение Абакумова Сталину о реакции военнослужащих на новый государственный гимн СССР

Оригинал взят у von_sumkin в Спецсообщение Абакумова Сталину о реакции военнослужащих на новый государственный гимн СССР
В продолжение темы:
23 декабря 1943 г.
№ 343/a Сов. секретно
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ
товарищу СТАЛИНУ
Опубликованное в печати решение Совета Народных Комиссаров Союза ССР «О государственном гимне Советского Союза» вызвало широкий отклик среди военнослужащих Красной Армии.
Генеральский и офицерский состав Красной Армии одобряют замену «Интернационала» новым государственным гимном, текст которого славит нашу великую советскую Родину, нерушимый союз свободных республик, и «соответствует по своему содержанию делу и сущности советского строя».
ЯКОВЛЕВ, генерал-полковник — начальник Главного Артиллерийского Управления Красной Армии:
«За границей это будут расценивать как шаг назад, как уступку союзникам, а на самом деле это не так. Ведь сколько таких шагов мы сделали за войну: комиссаров ликвидировали — ничего не случилось, даже лучше стали воевать, генеральские офицерские звания ввели, погоны всем надели — дисциплину укрепили.
Святейший синод создали, патриарха выбрали, Коминтерн распустили и, наконец, отменили "Интернационал", и все это на пользу Родине.
Как может быть "Интернационал" с немецким зверем, истребившим сотни тысяч советских людей, превратившим нашу страну в пустыню.
Истребление фашистской нечисти — вот какие задачи сейчас должны стоять, а поэтому все, что может ускорить гибель фашизма, должно быть использовано для этого».
НОВИКОВ, маршал авиации — командующий ВВС Красной Армии:
«Содержание гимна сильное. Видимо, так же сильно будет звучать и музыка. Это мероприятие вполне своевременное, так как старый гимн уже себя изжил и его содержание не соответствует духу времени».
СЕВОСТЬЯНОВ — полковник, начальник инженерного отдела 5 армии Западного фронта:
«Новый гимн Советского Союза соответствует настоящему времени и значительно отражает роль Верховного Главнокомандующего товарища СТАЛИНА».
НИКИТИН, генерал-полковник авиации — заместитель командующего ВВС Красной Армии:
«Замечательный гимн. Содержание его очень и очень долговечно. Именно такой гимн нам и нужен. В каждом слове нового гимна чувствуется большая сила нашего народа».
ДМИТРИЕНКО, полковник — начальник отделения штаба тыла Красной Армии:
«В новом гимне очень правильно упоминается о Ленине и Сталине, где говорится, что нас вырастил Сталин — на верность народу.
Это отражает эру великих людей, создание Советского Союза и воспитание живущих в нем героических людей».
ТЕКМАЗОВ, генерал-майор — начальник разведывательного отдела штаба Белорусского фронта:
«Новый текст гимна учит любить Родину, отечество конкретно, а не вообще. Он складывает смысл понятия об отчизне и главное, что Советский Союз сплотила Великая Русь. В гимне говорится об отечестве, и при этих словах рождается у каждого гордость за свой народ и союз всех народов советской страны».
РАХМАНОВ, генерал-майор медицинской службы — член Центральной военно-врачебной комиссии Красной Армии:
«Новый гимн полностью отражает политическое положение нашего государства. Его содержание основано на выступлениях товарища СТАЛИНА и его исторических указаниях».
ЖУРАВЛЕВ, генерал-лейтенант авиации — начальник Оперативного Управления штаба ВВС Красной Армии:
«Новый гимн Советского Союза созвучен нашей эпохе. Текст его корректировал лично товарищ СТАЛИН.
Очень важно теперь, чтобы на эти слова была бы написана хорошая музыка».
МАКАРОВ, полковник — начальник финслужбы штаба Отдельной Московской армии ПВО:
«Текст очень хорош и все охватывает: первый куплет Русь, второй куплет — ЛЕНИН и СТАЛИН и третий — Красная Армия. Припев — о дружбе народов».
СМОЛЕНСКИЙ, майор — старший помощник разведотделения Управления артиллерии штаба 33 армии Западного фронта:
«Этот замечательный гимн о ЛЕНИНЕ и СТАЛИНЕ должны петь все народы, и не в какой-либо песне, а в государственном гимне».
КОНДРАТОВ, полковник — начальник штаба 72 стрелкового корпуса 5-й армии Западного фронта:
«Слова нового гимна отражают силу советских республик, сплотившихся вокруг Советской России. Они говорят об отечестве и дружбе народов, о великих вождях ЛЕНИНЕ и СТАЛИНЕ, которые показали путь русскому народу и вдохновили его на подвиги и борьбу с зарвавшимися фашистами».
БОГДАНОВ, подполковник — помощник командира 2-ой дивизии аэростатов заграждения Особой Московской Армии ПВО:
«Раз был распущен Коминтерн, как сыгравший свою роль в организации рабочего класса, значит, и гимн Интернационал отжил свои функции. Наше Правительство очень правильно поступило, что ввело новый текст государственного гимна, где отражается весь пройденный путь Советской власти за 26 лет существования и ярко отражается роль основоположников нашего государства — Ленина и Сталина».
МОТАЕВ, инженер-полковник — начальник отдела Главного Управления Инженерно-авиационной службы ВВС Красной Армии:
«Наконец-то вспомнили про великую Русь, а то ведь ее совсем было забыли. Из русского лексикона это слово было вычеркнуто. Это было большой ошибкой.
Основой нашего государства, из которой возник Советский Союз, была Россия. На этой основе и надо воспитывать. Это слово создает большие традиции, в которых мы так нуждаемся».
СОРОКИН, полковник — слушатель Высшей Военной академии им. Ворошилова:
«Слова нового гимна исключительно глубоки и содержательны. Весь гимн отражает наше теперешнее состояние страны и нашу силу».
КИСЛОВ, подполковник — начальник штаба 56 зенитно-артиллерийской дивизии Особой Московской Армии ПВО:
«Изменение гимна — это мероприятие необходимо. Интернационал свою роль выполнял еще в годы гражданской войны, сейчас же он не отражает советской действительности.
Новый гимн вполне отражает сущность нашей действительности. В новом гимне воспеваются вожди и организаторы построения счастливой жизни, и в нем же воспевается наша доблестная армия».
КУРИЛОВ, генерал-майор авиации — начальник Центрального аэродрома имени Фрунзе:
«Содержание Интернационала устарело и не соответствует нынешней обстановке. Новый же гимн полностью отражает действительность и жизнь многонационального Советского Союза».
АЛЕШИН, генерал-майор — зам. начальника группы при Главном Управлении Кадров НКО:
«Гимн очень хороший. Слова бодрые, с большим внутренним смыслом и содержанием. Хотелось бы скорее услыхать, как звучит мелодия гимна. Наверное, и часы на Спасской башне будут выбивать мелодии гимна».
КРАСНОЩЕКОВ, полковник — начальник отдела Академии штаба ВВС Красной Армии:
«Интернационал, конечно, устарел. В старом гимне было о разрушении старого мира. Доколе же мы будем говорить, что старый мир разрушим, когда мы уже пришли к социалистическому обществу».
ОСТРОУМОВ, подполковник — начальник штаба 56 дивизии Особой Московской армии ПВО:
«Вот это я понимаю, действительно современный текст гимна. Приятно будет такие слова и произносить, где выражается вся работа русского народа и наших вождей по созданию русского — советского государства. Теперь наши союзники призадумаются и будут еще больше считаться с нами. Впервые в истории будет так воспеваться русский народ, как сейчас».
ЭРНЕСТ, генерал-майор — начальник кафедры бронетанковых войск Военной Академии имени Фрунзе:
«Гимн очень хороший, красивый и сильный. В нем сказано и о прошлом, и о настоящем, и о будущем нашей страны, и о задачах Советского Союза. Конечно, текст совершенно отличен от Интернационала. Интернационал уже не соответствует условиям жизни нашей страны, происшедшим в ней изменениям в связи с победами социализма.
Ясно, что при изменении гимна учтен и момент наших взаимоотношений с союзниками».
ИВАЩЕНКО, ст. лейтенант артполка ПВО штаба Западного фронта:
«Интернационал не отражает социалистической сущности Советской власти, т.е. не отражает коренного перелома в нашей стране за 26 лет.
Нами построено новое социалистическое отечество, уничтожена эксплуатация человека человеком, народы Советского Союза живут в братском содружестве. В священной борьбе против немецко-фашистских захватчиков мы боремся за свою свободную независимость.
Новый гимн будет воспевать пройденный тяжелый, но славный путь нашего поколения и нашу борьбу с иноземными оккупантами».
КОНДРАТЬЕВ, генерал-лейтенант — начальник Главного Дорожного Управления Красной Армии:
«Мероприятие нашего Правительства о введении нового государственного гимна своевременное и отражает в настоящее время весь ход Отечественной войны».
СУХОВОЙ, подполковник — старший помощник начальника оперативного отдела штаба Белорусского фронта: «В обстановке Великой Отечественной войны введение гимна — это призыв ко всем свободолюбивым народам на разгром фашизма».
ГНИЛОБОКОВ, майор — старший помощник начальника оперативного отдела бронетанковых и механизированных войск 4-го Украинского фронта:
«Действительно, Интернационал уже устарел. Его слова к призыву "вставай проклятьем заклейменный, весь мир голодных и рабов", — не отвечают действительности. Какие же мы рабы, мы люди Великой советской страны».
ЕЖОВ, полковник — начальник шифротдела штаба Белорусского фронта:
«Содержание "интернационала" в настоящее время отжило. В старом гимне была подчеркнута гегемония пролетариата, а в новом гимне отражается весь народ». u
ВЕНСКИЙ, генерал-майор — начальник Управления формирования войск Красной Армии:
«Гимн имеет большое значение. В тексте записаны огромные достижения социалистической стройки и героической борьбы».
ГАЛЬЦЕВ, полковник — помощник начальника I отдела Главного Интендантского Управления Красной Армии:
«Новый гимн по своему содержанию отвечает всем требованиям современности. Он отражает действительность Советского Союза, его особенности и достижения».
ИВАНЧЕНКО, майор — пом. начальника разведотдела 67 армии Ленинградского фронта:
«Правильное решение о введении этого гимна. Гимн составлен очень умело, коротко и ясно и короче, чем Интернационал, это облегчит его исполнение».
ФЕДЮНИН, техник-лейтенант 2 дивизии аэростатов заграждения Особой Московской армии ПВО:
«При пении старого гимна многие слова и выражения — чувствовалось, что они лишены, да и не только лишены, а просто в наше время не имели того смысла, который в них заложен. В самом деле, мы уже давно отжили в "мире рабов", создали новое, свое отечество. Новый гимн лаконичен, прекрасен по содержанию, в нем отображены все чувства советского народа».
КИСЕЛЕВ, полковник — начальник химслужбы 13 Воздушной армии Ленинградского фронта:
«Новый гимн хорош тем, что будет отражать действительность сегодняшнего дня и мобилизовывать на защиту своего государства».
ЖИРНОБЛЕЕВ, подполковник — начальник штаба бронетанковых и мо-томехвойск штаба 33 армии Западного фронта:
«Совершенно правильно, что заменили текст гимна. Новый гимн полностью отражает происшедшее за 26 лет существования Советской власти изменение в нашей стране и в настоящий период Отечественной войны с фашистскими поработителями».
Высказывая положительные отзывы о замене государственного гимна Союза ССР новым текстом, некоторые генералы и офицеры Красной Армии считают, что это сделано под влиянием нашего сотрудничества с союзниками — Англией и Америкой.
ВОЛЬСКИЙ, генерал-лейтенант — заместитель командующего бронетанковыми и механизированными войсками Красной Армии:
«Раз у нас завязались дружественные отношения с англичанами и американцами и при всяких встречах они вынуждены играть Интернационал, а это им, конечно, не по нутру, надо было ввести новый гимн, соответствующий духу времени и не умаляющий достоинства Советского Союза. Новый гимн хорош, послушаем, как он будет звучать в исполнении».
ГРЕНДАЛЬ, генерал-лейтенант авиации — начальник Разведывательного Управления штаба ВВС Красной Армии:
«Хорошо, что вспомнили, наконец, в гимне о Руси, но все-таки мне кажется, что здесь есть некоторая уступка РУЗВЕЛЬТУ и ЧЕРЧИЛЛЮ».
СЫЧЕВ, инженер-подполковник — начальник учетно-планового отделения Управления вооружения зенитной артиллерии Красной Армии:
«Вставай проклятьем заклейменный — теперь недопустим при наших дружеских отношениях с Англией и Америкой. Это является уступкой союзникам. Вот если бы они потребовали изменения существующего строя и выбора царя, мы, безусловно, на это не пошли бы».
ВОРОБЬЕВ, подполковник — преподаватель Высших Политических курсов имени Ленина:
«Все это делается под большим влиянием союзников. Они диктуют свою волю, тем более им это удается сейчас, когда наша страна серьезно обессилена в войне и с их волей приходится считаться. Поэтому приходится отказываться от гимна, который завоеван кровью рабочих России».
РЖЕВСКИЙ, майор — старший помощник начальника отдела Управления бронетанковых и мотомехвойск штаба 49 армии Западного фронта:
«Замена Интернационала новым гимном произведена, как и другие мероприятия, под давлением наших союзников. Наше Правительство идет на все, чтобы быстрее открыть второй фронт».
КОРЗУН, полковник — начальник отдела кадров Центрального Управления военных сообщений Красной Армии:
«Введение нового гимна явилось одним из больших событий, так как Интернационал не может быть в настоящую эпоху. Мы заключили союз с капиталистическими странами, а в Интернационале говорится о ликвидации рабства, а у наших союзников имеется эксплуатация человека».
БЕЛИКОВ, майор — начальник штаба 53 офицерского полка офицерской бригады Московского военного округа:
«Новый гимн Советского Союза выпущен потому, что Интернационал затрагивал внутреннюю жизнь наших союзников — Англии и Америки».
ХОЖАИНОВ, инженер-подполковник — начальник отдела 5-го Управления ГАУ Красной Армии:
«Опубликование нового гимна связано с международными отношениями. Об этом стоял вопрос на совещании союзных держав, где, надо полагать, и договорились о замене Интернационала».
КОРОЛЕВ, майор — помощник начальника отделения оперативного отдела штаба 33 армии Западного фронта:
«Изменение текста гимна произошло после требования английских и американских дипломатов, которым прежний гимн Интернационал не нравился».
ДОНИЧЕВ, майор — преподаватель тактики разведывательных курсов усовершенствования командного состава Главного Разведывательного Управления Красной Армии:
«Замена текста гимна произведена не потому, что старый гимн не соответствует новой установке в нашей социалистической стране, как это указано в постановлении Правительства. Новый текст введен потому, что хотим угодить нашим союзникам, которым Интернационал не нравится».
ФРОЛОВ, полковник интендантской службы — начальник 6 отдела Управления обозно-хозяйственного снабжения ГИУ Красной Армии:
«Раньше мы были обособлены и одиноки, поэтому могли петь и говорить, не прислушиваясь к тому, что о нас скажут другие. Теперь приходится прислушиваться к мнению других государств и приспосабливать свои гимны для наших союзников. Потому вслед за изменением отношения к церкви и к интернациональному движению пришлось менять текст гимна на более безобидный».
САВЕЛЬЕВ, инженер-капитан Управления связи штаба Отдельной Московской армии ПВО:
«Замена гимна связана со встречей государственных деятелей в Тегеране, это связано с новым направлением в политике нашего государства, а также с роспуском Коминтерна».
КРЫЛОВ, полковник — начальник отделения Главного Интендантского Управления Красной Армии:
«Мы идем постепенно к тому, что появится и гимн Боже царя храни. Мы постепенно меняем нашу основную установку и подходим к тому, чтобы быть приятными для наших союзников».
ВОРКОВ, майор — старший помощник начальника отдела боевой подготовки штаба Белорусского фронта:
«Тут не обошлось без нажима РУЗВЕЛЬТА и ЧЕРЧИЛЛЯ, которые заставили товарища СТАЛИНА изменить наш гимн, так как в нем было сказано "весь мир насилья мы разрушим до основания", что им не нравилось».
ПАССОВА — преподаватель немецкого языка Химической академии Красной Армии:
«Это дело англичан, это их влияние, это они пришли к тому, что у нас сейчас до смешного высоко поднято положение церкви. Это они заставили отказаться от самых лучших идеалов и ликвидировать Коминтерн. Это они сейчас заставили отменить "Интернационал". Какой бы ни был новый гимн, он для меня никогда не будет тем, чем был "Интернационал". Я пожилой человек, но всякий раз, когда я слышу Интернационал, у меня от волнения мурашки бегают по коже. Нет, я против. Это все влияние Англии».
КОШНИЦКИЙ — слушатель Высших академических курсов Красной Армии:
«Принятие нового гимна находится также в прямой связи с Тегеранской конференцией, где союзники предложили товарищу СТАЛИНУ отказаться от всего, что связано с нашей идеей мировой революции. Вероятно, скоро союзники откроют второй фронт».
БЕЛОВ, полковник интендантской службы — заместитель начальника Финансового Управления Главного Артиллерийского Управления Красной Армии:
«Гимн Интернационал был несовместим с роспуском Коминтерна, так как мы в нем призываем разрушить старый мир и построить новый. Если бы мы этого не сделали, то к нам было бы какое-то недоверие со стороны Англии и Америки».
Часть офицеров Красной Армии высказывает отрицательные суждения о замене «Интернационала» новым текстом государственного гимна Союза ССР, а некоторые считают, что новый гимн будет существовать только в период Отечественной войны, после чего его заменят другим текстом гимна или даже возвратятся к «Интернационалу».
КОПЫЛОВ, инженер-майор — начальник 3 отдела Импортного Управления ВВС Красной Армии:
«Гимн не отражает величия и пафоса мирного строительства, о чем мы все время говорили до войны».
ГОЛЫДЕВ, майор — специальный корреспондент газеты Авиации Дальнего Действия «Красный Сокол»:
«Из известных мне гимнов ряда государств это будет самый неудачный гимн по своему художественному и внутреннему содержанию — это сбор грубо рифмованных лозунгов, в котором нет той силы и красоты, как в монархическом гимне Боже царя храни».
ПЕТРОВ, инженер-подполковник — начальник отдела эксплуатации Управления бронетанковых войск Волховского фронта:
«Жалко расставаться с бывшим гимном Советского Союза. Интернационал отражал порыв, героизм, стремление к борьбе, и вообще это был любимый гимн, который облагораживал человека, а новый гимн, хотя мы его и не слушали, однако, судя по содержанию — неинтересен. Не те слова, к которым привыкли. Жалко расставаться с тем, что отражает борьбу за Советскую власть».
ЮНАШ, капитан — начальник 3 отделения Главного Интендантского Управления Красной Армии:
«В тексте гимна нет ничего возвышенного и зовущего. Текст плохо запоминается и вял».
ГОЛОВАНЬ, полковник — зам. начальника 2-го Прибалтийского направления Оперативного Управления Генерального штаба Красной Армии:
«Новый гимн Советского Союза, очевидно, вводится только на время войны, так как мы не отказываемся же от влияния на развитие революционного движения во всем мире».
ВАСИЛЕВСКИЙ, инженер-капитан — пом. начальника 3 отдела Импортного Управления ВВС Красной Армии:
«Через два-три года гимн будет устаревшим, и вообще он отражает не мирные цели Советского Союза, а прославляет опять войну».
ФИЛАТОВ, инженер Центрального конструкторского бюро Главного Управления гидрометеорологической службы Красной Армии:
«Старый гимн был величественный и сильный словами и с глубоким содержанием, а новый — так, песенка какая-то».
ТОРОХОВ, подполковник — начальник разведотдела 28 армии 4-го Украинского фронта:
«Слова нового гимна не нравятся, нет в них боевого огня. Не стоило бы вообще теперь менять гимн».
НОРДКИН, капитан интендантской службы — старший пом. начальника отделения Главного Интендантского Управления Красной Армии:
«Содержание нового гимна не направляющее и даже не констатирующее. В гимне проскальзывает возвеличение русской нации при замалчивании других наций. Темными элементами это может быть использовано как великодержавный русский шовинизм. Заметно последовательное выпячивание русского народа».
ЯСТРЕБОВ, подполковник — начальник отделения отдела связи Авиации Дальнего Действия:
«Новый гимн Советского Союза состоит из простого набора слов, ну а в отношении музыки к гимну, то от АЛЕКСАНДРОВА ничего хорошего ожидать нельзя, у него вся музыка однообразна и основана на сплошном шуме».
БОГАТЫРЕВ, майор — помощник начальника отделения оперативного отдела тыла 48 армии Белорусского фронта:
«Много мы уже разных "песенок" пережили, и это после войны изменится. Такой гимн является продуктом войны и по существу отражает задачи только сегодняшнего дня».
КОНИЧЕВ, майор — зам. начальника военного факультета 2-го Медицинского института МВО по учебной части:
«Новый гимн не такой торжественный, как Интернационал. Слова и мысли более простые. Введение нового гимна бесспорно связано с роспуском Коминтерна и является мероприятием, продолжающим нашу политику отступления. Это все дорога к чему-то новому».
МУШНИКОВ, майор ветеринарной службы — старший помощник начальника Ветеринарного Управления тыла 49 армии Западного фронта:
«Новый гимн не отражает сегодняшнего дня. В нем ничего не говорится о Коммунистической партии и о коммунизме, несмотря на то что это была наша основная цель».
ЛОМТЕВ, лейтенант административной службы — заместитель начальника отдела военно-морской почты 5-го Управления Главного Управления связи Красной Армии:
«Подумаешь "славься", — это еще при Павле первом пели. Почему Интернационал забракован, ведь это боевой революционный гимн, и один для всех народов.
ТРИФОНОВ, подполковник — старший помощник начальника оперативного отдела 16 воздушной армии Белорусского фронта:
«Новый гимн вводится временно на период войны для поддержания хороших отношений с Англией и Америкой. Окончится война с немцами, сразу же этот гимн будет отменен и опять будет Интернационал».
БАЛЫЧЕВ, инженер-капитан — старший помощник начальника 1-го отдела Управления аэродромного строительства ВВС Красной Армии:
«Мне не нравится текст нового гимна. В нем нет торжественности, а по словам он больше похож на песню, чем на государственный гимн».
СТРИЖИН, лейтенант административной службы — чертежник Управления связи Волховского фронта:
«Надо писать такой гимн, чтобы он был навеки. А ведь слова нового гимна отражают только то, что происходит сейчас. После войны они не будут отражать той обстановки, которая сложится».
СОКОЛОВ, полковник — старший помощник начальника 1 отдела Оперативного Управления ВВС Красной Армии:
«Новый гимн — временное дело. Он обнимает только данную эпоху — эпоху Отечественной войны. Строка об армии в нем введена, также сообразуясь с данной эпохой, но она после войны отживет».
СПОМПОР, майор — старший помощник начальника Отдела кадров Авиации Дальнего Действия:
«Гимн построен неритмично и в грубых словах. Как, например, увязать слова "Русь" и "Союз". Текст гимна написали какие-то неизвестные до сих пор поэты. За мою жизнь это уже третий гимн. Первый гимн был "боже царя храни", второй — "Интернационал" и третий — опубликованный теперь в газетах. Слова первого гимна подобраны исключительно хорошо по стилю и эластичности в противовес последнему гимну. А музыка первого гимна была настолько хороша, что сейчас вспоминаю, как, бывало, заиграют гимн, то сердце рвется от мелодии».
МОРОЗОВ, капитан — помощник начальника оперативного отдела 48 армии Белорусского фронта:
«Ну, будет что-то вроде "вдоль по Питерской". По-моему, каждый гимн должен быть по своему существу консервативным. Всякая смена государственного гимна означает какую-то коренную ломку в политике государства.
"Боже царя" еще не ввели. Ей-богу, хороший был бы гимн, а вместо слова "царя" оставили бы "народ"».
Наряду с отрицательными реагированиями о введении нового текста государственного гимна Советского Союза зафиксированы враждебные высказывания со стороны отдельных военнослужащих Красной Армии.
*ЛЕДНЕВ* — инженер Центрального конструкторского бюро Главного Управления Гидрометеорологической службы Красной Армии:
«Слабоват новый гимн, зря его ввели, и большую сделали ошибку, что ввели туда слова об отдельных личностях».
*ПИЛЮГИН*, инженер-майор — помощник начальника отдела Управления бронепоездов и бронемашин ГАБТУ Красной Армии:
«Неужели мы 26 лет заклеймены проклятием. Хотя да, заклеймены. "Весь мир голодных и рабов". Верно, — рабы до сих пор и почти полуголодные. Конечно, стыдно петь уже такие вещи. Пусть пишут новые и огребают денежки».
*ЛЕВАЧЕВ*, капитан — слушатель Высшей офицерской кавалерийской школы Московского военного округа:
«Сегодня запоют одно, завтра другое. Все равно слушать, что Богородицу, что этот гимн. Нужно к этому гимну подобрать мотив наподобие похоронного марша. Нам на него наплевать».
СПЕРАНСКИЙ, инженер-капитан — начальник 3 отдела Главного Управления гидрометеослужбы Красной Армии:
**«Мне непонятно, зачем включены в текст гимна личности Ленина и Сталина, так как гимн будет существовать многие века, в то время как вожди приходят и уходят»**.
*БАРАНОВ*, ст. лейтенант — пом. начальника Управления прожекторной службы штаба Отдельной Московской армии ПВО:
«Сущность нашего государства изменилась настолько, что перед нами уже не стоят задачи построения коммунистического общества и мы скатываемся к буржуазному строю. В связи с этим марксизм для нас теперь не подходит, и его нужно пересматривать».
*МОИСЕЕНКО*, капитан — слушатель батальона усовершенствования командного состава стрелково-пулеметных курсов Ленинградского фронта:
«Скоро будем петь гимн на мотив "боже царя храни". Все идет к старому».
*ШАРАПОВ* — начальник административно-хозяйственного отдела Центрального Дома Красной Армии:
«Остается лишь изменить и распустить партию большевиков. В 1918—1919 гг. было чем агитировать, тогда был лозунг "земля крестьянам, фабрики рабочим" и свобода слова, а после прижали так, что миллионы людей положили свои головы».
АБАКУМОВ
РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 181. Л. 98—114. Подлинник. Машинопись.

На первом листе имеется резолюция: «Важно. Нужно кой-кого пощупать. Ст.».
*—* Фамилии обведены карандашом и на полях отчеркнуты двумя чертами.
**—** Отчеркнуто на полях двумя чертами.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments