Записки реакционера (dmitryjewski) wrote,
Записки реакционера
dmitryjewski

Заметки туриста про КНДРию...

Интересно побывать самому в тех краях... ;)
А пока вынужден довольствоваться рассказами других:

Получилась моя волшебная поездка стоимостью 500 долларов за 3 дня в Северной Корее «все включено», в том числе и перелет, благодаря любимому вождю товарищу Ким Ир Сену, который в свое время организовал Трудовую Партию Кореи. Именно ей в 2005 году исполнилось 60 лет.

Посему позвонила мне знакомая из турагентства и предложила слетать с ними в страну победившего коммунизма. Перелеты корейский вождь Ким Чен Ир организовал бесплатно. За тур с меня денег не взяли. Взяли только за гостиницу: 320 евро (или может и за экскурсии?). И за посещение праздника 50 евро. Итого, как сказано выше, поездка на выходные в Северную Корею обошлась мне в 370 евро (+ немножко евро я потратила на сувениры).
Несмотря на финансовый кризис, я, слава богу, не отказала себе в такой возможности. Не ждать же 10 лет, пока партии стукнет 70.

Перелет Эйр Корё был беспересадочным и ночным. Ознаменовался дракой в самолете. Товарищ, хотевший спать, начал бить товарища, хотевшего петь. Надо думать, ни один из них идеально трезв не был. Корейские стюардессы бегали с выпученными глазами. Потом наших русских богатырей удалось растащить и утихомирить. К попыткам фотографировать эти волнующие моменты корейский персонал отнесся крайне негативно.

В аэропорту Пхеньяна нас встретил сопровождающий (мужчина) и гид (женщина). Звали ее как-то мудрено типа Чим Кхин Мхин, но она попросила называть ее Лена. Последовала процедура сдачи мобильных телефонов в камеру хранения (в страну их ввозить нельзя). Приехавших распределили по транспортным средствам. На улице не было никого. Огромная площадь перед аэропортом была идеально чистой и идеально пустой. Очевидно, что прилетели только иностранцы, которые и были распределены по автобусам.
И еще сразу стало совершенно ясным, что самостоятельно сюда не летают и по стране не передвигаются…

Дороги в ДПРК широкие и качественные. Только транспорта на них нет. Совсем. Потому что автомобили нельзя иметь частным лицам. Запрещено.
Огромные магистрали в несколько полос – и ни одной машины. В городе их число не возросло.
Люди на обочинах встречались, но не много. Большинство в серой одежде (или в какой-то темной).
Лена рассказывала что-то, но говорила она по-русски плохо. Кстати, к каждой русской группе обязательно приставляется русскоговорящий гид. Как поступают с остальными иностранцами, не знаю.

Нас заселили в 4**** отель «Корё», представляющий собой две башни, соединенные мостиком. Наверху, на крышах – вращающиеся рестораны. Нас вдвоем с моей знакомой поселили на 32 этаже. Вообще, гостиниц в Пхеньяне две. Много лет строится еще одна, третья, – в 205 этажей. Но это, похоже, долгострой, который не суждено завершить мастерам северно-корейского строительства. Говорят, у него чего-то там ломаться начало. Не получается и у корейцев построить башню выше неба. Но вид роковой: над пустынным серым городом возвышается угрожающая серая громада, даже скорее каркас серой громады с зияющими незастроенными пустотами.

Качество номера в «Корё» поразило. Мне думалось, я встречу нечто вроде советского отеля. Облезлые стены, плесень в ванной… Ну, все то, что и сейчас можно встретить, выехав на выходные из Москвы.
Но оказалось, что гостиница более похожа на японскую. Ну, конечно: ведь все иностранцы должны понимать, что Северная Корея – самое процветающее государство. У нас по ТВ даже показывали Культуру и НТВ. Это при том, что во всей стране нет ни Интернета, ни мобильной связи, ни спутникового телевидения. Но наличие российских телеканалов в номере гостиницы не могло смутить умы рядовых корейцев, так как контакт с ними все равно практически исключен, а в гиды и сопровождающие берут только людей, заслуживших доверие партии.

Да и в самой столице до некоторых пор можно было жить только людям, верным идеям Чучхе. Беременных и стариков вывозили из Пхеньяна (как сейчас, не знаю). Ни одной кошки или собаки нет на огромных и широких улицах столицы. Зато на витринах появились продукты. Говорят, раньше почти ничего не было. Правда, не известно, кто и на что их покупает. Местные жители закупаются по талонам – на рис, одежду и прочее.

Заметили явное укосмополичивание страны: нам в обменнике поменяли доллары на местные деньги. Раньше этого не делали. Расплачиваться местными деньгами иностранцам в стране по-прежнему не разрешается. Но хоть на сувениры денег нам поменять разрешили.

Из окон 32 этажа отеля видно стройки. По всему городу строятся огромные высотки в стиле «совка» )). Как нам потом рассказали, жилой район может быть построен по случаю дня рождения дорогого товарища Ким Чен Ира, например…

Такой масштабности я не видела ни в одной стране мира. Какой Тадж Махал, какие там сталинские постройки… Здесь все рассчитано на гигантов мысли и духа. Дорога – так в три-пять полос. Хрен с ним, что машин нет. Музей – так такой, что в объектив камеры не влезет. Потолки хорошо если 7-ми метровые. Внутри – пусто. И тишина… И так во всем. Строения такие, что взглядом не окинешь, памятники такие, что из любой точки города видать…

На следующий день, кстати, гида сменили. Так как кто-то из нас сказал, что она не очень-то хорошо по-русски говорит. Да и рассказывает не подробно. Утром появилась следующая Мунь Фень Хень, сказала, что только что вернулась из командировки, поэтому накануне нас встретила не она. А тут ей типа сказали, что вот такие русские туристы прилетели, и она сразу захотела с нами работать. Куда делась та гид, осталось для нас тайной…

В первый день в программе были стандартные объекты, показываемые туристам в Пхеньяне (впрочем, туристам по определению показывают одни и те же достопримечательности). Если же ты пытаешься зайти за угол и сфотографировать нечто не достопримечательное, тебя могут попросить показать фотографию и, может быть, удалить (если она не соответствует образу ДПРК, который должен господствовать на Западе).
Если гид не уверен, можно ли фотографировать то или иное дерево, он скажет: Не надо туда смотреть. Это не интересно. Ты сфотографируешь лучше потом что-нибудь красивое.
Итак, программу первого дня мне только что вспомнить не удалось, как и программу дней прочих. Все несколько перемешалось в памяти. Так что рассказывать об увиденном буду подряд, без конкретизации по времени и дням.

Музей отечественной войны
Как и все остальное – монументальнейшее сооружение. Необъятное и неохватное. Идешь по коридорам – будто одни в целом мире. Гиды – тетечки в военной форме. Строгие. С улыбками здесь плохо. Смеяться вообще мало над чем можно. Мы фантазируем, сколько офисов можно сделать из этого здания… Многочисленные портреты вождей…
На каждый объект здесь обязательно имеется фотография «как великий вождь товарищ Ким Чен Ир осуществлял руководство на местах». Это, видимо, считается самым светлым днем в истории любого района, любой фабрики, любого учреждения.

Когда мы попытались сфотографировать лик вождя с листочком, приклеившимся на место нахождения одного из его зубов (получалось как бы лицо вождя без одного из передних зубов – забавнейшее зрелище), это заметил водитель соседнего автобуса. Он сказал нашему водителю, тот гиду, гид заставил стереть фотографию.

Вечером первого дня нас повезли показывать захваченный корабль-шпион США «Пуэбло». Там даже присутствует дядечка, который его захватил. То ли живет на нем, то ли по вызову является. Фотографировать можно, но как только отходишь от группы, на тебя выглядывает чье-нибудь лицо из каюты и говорит, что уберите фотоаппарат.

Пхеньянское метро похоже на наше. Станции красивые – с картинами и мозаиками. На той станции, где мы вошли, людей не было. Вышли мы через пару станций, пока ехали, в наш вагон никто не сел. То ли так получилось, то ли их не пускали. В каждом вагоне висят по 2 фотографии – Ким Ир Сена и Ким Чен Ира.

Вроде как на второй день было посещение архитектурного ансамбля Мансудэ со 180-метровой бронзовой статуей Ким Ир Сена. Реально такой огромный дядя стоит надо всем городом. И поставил он его себе, кстати, при жизни. Ничего, не стеснительный такой был вождь. Аборигены подходят к нему только строем, с цветами, а, подходя, по команде кланяются. Вокруг имеются счастливые дети, женщины в национальных нарядах (вообще поклоняться монументам Ким Ир Сена положено в национальной одежде), мужчины в костюмах.

На монумент идей Чучхе вблизи посмотреть не удалось – видели его несколько раз издали. Колонна, естественно, возвышающаяся надо всем городом.

Посетили Национальный институт вышивки. Сидит куча девочек и вышивает. Красиво вышивают. Прям ювелирная работа. Можно заказать портрет себе кого угодно – мамы там, папы… Дорого. Видимо, вот так с утра до вечера они и сидят, бедненькие…

Триумфальные ворота – опять лекция тети в национальном платье.

Корейская киностудия – как всегда огромные свободные пространства, улицы, все пусто. На холме декорации – «японская улица», домики как в Японии, «корейская»… Предложили нарядиться за 1 доллар в национальные наряды.

Ездили за город – в посёлок Мангёнде, где типа родился великий вождь тов. Ким Ир Сен. Хотя на самом деле никто толком не знает, где он родился. Но тут все трогательно, рассказывают о его любви к родителям, простой народной жизни. Показывали камень, где он любил смотреть на закат. Рассказали, как однажды он так залюбовался на солнце, что совсем не заметил, как оно зашло. Этот момент был повторен дважды. Чтобы мы точно запомнили. С этого холма, кстати, реально обалденный вид на весь город. Особенно на недостроенную махину.

Посетили выставку цветов – Кимирсений и Кимченирий. Кимирсения – это вид орхидеи, фиолетовенькая, Кимченирия – красная, вид бегонии. Из этих цветов на двух этажах составлены потрясающие композиции. Важным элементом также является символ ТПК – серп, молот, кисть художника.

Вечером одного из дней посетили Концерт детской самодеятельности во Дворце пионеров и школьников. Ха, у нас даже взрослые так не прыгают и не танцуют.

Еще был памятник ТПК – серп, молот, кисть. Все это громадно, конечно, так что голову приходилось закидывать, чтобы рассмотреть. Серп и молот еще ничего. Но кисть… Ну, корейцы, конечно, шагнули вперед по сравнению с Союзом. Интеллигенцию приобщили. Но как эта кисть выглядит! И как возбуждающе ее держит чья-то рука. В общем, на кисть оно похоже в последнюю очередь. Гид все не могла понять, что же столь смешного мы нашли в их памятнике. Но, несомненно, не могла не радоваться тому, как исступленно мы фотографировали сжатую в руке вздымающуюся над городом кисть.

Третий день у нас строился так:
Утром Кымсуганский мемориальный дворец (мавзолей Ким Ир Сена).
Затем– выезд к демаркационной линии между Северной и Южной Кореями.

Мавзолей сам размером примерно с нашу Красную площадь, наверно. Минимум. Вокруг еще немереная территория, куда нельзя. Или можно только посвященным. Группы посетителей строят в ряд по трое. Ходят в ногу, все только в официальной одежде. Нас пустили, в чем были, но накануне предупреждали, что надеть нужно что-то неяркое. Проходишь по коридору, сдаешь все, что есть при тебе, проходишь просвечивание, едешь по эскалаторам. Говорят, до центральных помещений три километра. Везде охрана. Затем огромный зал со статуей вождя во много человеческих ростов. Нужно подойти - три человека в ряд, поклониться, отойти. Типа поздоровались. Потом зал с экскурсией, рассказывается о подвигах вождя. С наушниками и нужным языком в наушниках. Потом сам мавзолей. Нужно идти, потом ехать на лифтах. Потом проходишь ворота, где тебя обдувает сильный поток воздуха. Я потом спросила гида, что это было. Она сказала: это пыль сдувают, чтобы грязными не входили в комнату с телом. Вокруг тела все идут кругом, охранник контролирует поток. Надо подойти к стороне, где ноги, остановиться, осознать, поклониться, то же сделать слева и с головы, и, наверное, с четвертой стороны тоже.

Грандиозно. Тянь-ань-Мэнь или как оно там в Пекине отдыхает. Красная площадь кажется перекрестком, а здание МГУ хижиной в захолустье.

Затем поехали в сторону Южной Кореи.
Вообще обычно у всех бывает экскурсия на целый день – включая посещение построек, находящихся на стороне Южной Кореи. Но русских и китайцев туда не пускают…
Ехать до города Кэсон (ближайшего к границе) около 3 часов. Где-то за 30 км до границы начинают запрещать фотографировать. Вообще из окна. Даже природу. А по краям дороги периодически встречаются огромные квадратные бетонные столбы, которые в случае войны повалят на дорогу, чтобы преградить путь вражеским танкам.
На границу попасть до обеда мы не успели, поэтому поехали в Кэсон обедать. Фотографировать в городе можно дорогу и памятник Ким Ир Сену. С дороги сходить не стоит, сразу отлавливают и заставляют фотки показать. За заборы заглядывать тоже особо не дают.
После обеда нам попытались показать музей местной королевской династии Корё. Но он был неинтересен, про экскурсовода быстро забыли. Все сосредоточились на фотографировании дохлых клопов, которыми были завалены лужайка под деревом и столик. Экскурсовод удивилась, но возразить нашему нежеланию слушать ее экскурсию не смогла.
Потом все метались и покупали все что можно из женьшеня (он тут растет особенно изобильно.

На границе показывают сначала музей, объясняя, где сама линия, как была проложена, сколько километров по обе стороны нее – демаркационная зона. Затем въехали в демилитаризованную зону. Нас сразу предупредили, что фотографировать можно только по команде. Если не скажут магическое слово «можно», значит лучше фотик не доставать. Узкая дорога, бетонная стены по бокам, на стенах закреплены колышками бетонные блоки, которые легко сбрасываются на дорогу.
Приехали в поселок Панмунжома (место подписания перемирия), там солдатик прочел экскурсию, затем поехали к самой демаркационной линии. Она бетонная, проложена по земле, разделяет пополам шесть бараков, через которые могло бы происходить попадание на территорию другого государства. Со стороны Южной Кореи – «Дом свободы», охраняемый военнослужащими США.
В сторону Южной Кореи можно фотографировать (враги тайной не являются), в обратную – нельзя (чтобы враги ничего не узнали о секретной территории). У бараков – солдаты.
Возле здания, стоящего на границе – большая каменная плита. На ней – подпись Ким Ир Сена. Типа последняя, сделанная им перед смертью. Как она попала на камень и чем отличается от остальных, сказано не было.

Как-то в один из дней мы решили, что в десять вечера в гостинице делать нечего и спросили гида, не пойдет ли она с нами погулять. Самим гулять все равно нельзя. На удивление она согласилась. И часа три проходила с нами. На каблуках после рабочего дня. Но, видимо, у них желания туристов принято исполнять (те, которые не противоречат желаниям руководства ТПК). Запретов тут официальных нет. Они стараются ничего не запрещать. Просто некоторые вещи делать не надо. Потому что не интересно. Да и нечего туда ходить.
Мы гуляли по городу. Люди встречались. Мы заглянули в витрины магазинов. В них кое-что было. Овощи, а в некоторых типа хозтовары. Посмотрели в ночи через реку на монумент идеям Чучхе. Нашли на площади портрет Ильичу, рядом – корейский флаг. Переулочки грязны. Странно, что она с нами туда пошла.
Купили булочки. Как это происходило. Идем по улице. Видим, киоск. В нем свет. И булочки. Говорим нашей тете: тетя, давай купим (а иностранцам запрещено покупать в магазинах для местных и за местные деньги, а местным запрещено принимать доллары). Ну, тетя согласилась. Потрепалась с дядей в киоске. Долго они чего-то обсуждали. Сразу появился другой дядя – с красной повязкой на руке, который внимательно проследил за всем действиями нас, гида, продавца. За чьи деньги купили булки, я уже не помню. Но дядя с повязкой сразу после совершения покупки прочел нашему гиду подробную лекцию по поводу директив партии, видимо. На следующий день гид не исчезла, значит, ничего совсем страшного мы с ней не совершили.

Забавный момент – почти на каждом перекрестке Пхеньяна нарисована белая окружность, в ней стоит девочка в форме и белых носках. Она регулирует движение. В любую погоду и сутки на пролет. Не знаю, как часто они сменяются, но работа адская. Ее рука с палочкой двигается постоянно. Кажется, даже если машин нет, она постоянно меняет свое положение. Уставать и мерзнуть должна страшно, но, видимо, люди здесь не мерзнут. Гиды ходят в тонких платьях, несмотря на холод. Ходят столько, сколько нужно. Кажется, что здесь живут роботы, которые должны соответствовать. В столице живет цвет нации.

Далее хотелось бы упомянуть про еду в Северной Кореи. Я за 3 дня похудела на 2-3 кг. Есть это нельзя.
Они невероятно декорируют процесс приема пищи. Это очень красиво – перед тобой стоят штук 14 позолоченных мисочек, потом девушка их открывает… И все несъедобно. Некоторые ели ким-чи. Типа маринованные овощи. Остро и не вкусно, по-моему. Куча всего маринованного. Мясо с большим количеством жира. Даже рис какой-то совершенно не вкусный. Склизкие овощи. Суп по вкусу похож на растворимый бульон.
В первый ужин нас порадовали самостоятельным приготовлением супа. Тебе дают тарелку. На ней капуста, грибы, мясо, пшеница проращенная, еще что-то. На столе перед каждым – такое металлическое устройство. В нем горит огонь, сверху кастрюлька. В нее ты все закидываешь, разбиваешь туда яйцо. Ничего, есть можно. Но не фонтан.
Из съедобного был встречен сладкий рис с изюмом, огурцы – вроде свежие, но со специями – я съела за всех, кто сидел за столом. И утку мы жарили на жаровнях, вделанных в стол. Было вкусно, но мало.

Ну, и собака…
Мы все ждали, что нам где-нибудь дадут собаку. Но нас разочаровали. Собака – это очень дорого. Простые корейцы не могут позволить себе такую роскошь.
Стоить она будет для нас – 40 долларов за целую. Ну, разве это цена на 10 человек? Да и как можно уехать из Северной Кореи, не пожрав собаки… Так что заказали.
Вечером пошли в ресторанчик на той же улице, что и наш отель. Милая такая забегаловочка. Стол был сервирован. Перед каждым стояла пустая тарелка, рядом маленькая, с маленькими кусочками чего-то. Посередине стола –блюда с мясом. Видно (по структуре и нарезке мяса), что это разные части туловища. Оказалось, спина и лапы.
Сопровождающий решил, что запивать будем водкой (кстати, вроде пиво у них там вкусное, нашим всем понравилось). Далее сказал всем попробовать кусочки с маленькой тарелки. На вопрос, что это, отвечал уклончиво… Ну, это такая штучка, которая у собаки всего одна. Ну, у мальчиков есть, а у девочек нет. Очень вкусная, считается особенным деликатесом. Теперь всю ночь спать не будете. Из последней фразы мы поняли, что в отличие от Союза, в Северной Корее секс есть.
На самом деле, не вкусно.

Собаку, как сказали нам, едят раз в году. Вернее, пьют бульон. Считается, что если выпить перед жарким летом бульон из собаки, не будешь мучиться от жары и легко перенесешь лето. Вот так.

Мясо на вкус вкусное. Нежное. Видимо, собачку потушили. На вопросы по приготовлению собаки сопровождающий и гид отвечали уклончиво. Не хотели рассказывать, чем кормят собаку (видимо, чем-то ужасно неэстетичным) и как ее убивают. Наверно, боялись уронить как-то этими комментами ДПРК в глазах нас.

Потом кто-то попросил принести саму собаку – типа у вас же что-то от нее осталось?
Как ни странно, принесли. Приготовили нам ее заднюю часть, а «верхняя» часть собаки, голова с частью туловища до передних лап включительно, лежала на блюде. Мы бросились всячески печатлеть сие на камеры. Сопровождающий в какой-то момент решил, что эйфория излишня, и попросил унести останки песика. Но мы вцепились в собачку, а также в официантку и фотографировались с обеими до одурения…

Итак, перейдем к главной цели нашей поездки – празднику АРИРАН.
В честь дня рождения ТПК и 60-летнего юбилея освобождения корейского народа здесь был создан великолепный праздник, «массовое гимнастическое выступление и художественное представление». Это комплексное художественное действие, включающее корейские песни и народные танцы, гимнастические номера и акробатические трюки, роскошные декорации и ультрасовременную светотехнику, а также потрясающее лазерное шоу.

В исполнении участвуют почти 100 тысяч человек.
Как написано на сайте компании «Открытие», «это произведение создано в 2002 году по личной инициативе и под заботливым руководством Председателя Государственного Комитета Обороны Корейской Народно-Демократической Республики товарища Ким Чен Ира и прошло новую редакцию в 2005 году накануне 60-летия создания Трудовой партии Кореи и Освобождения Кореи».
Ариран – это песня и одновременно название корейской нации, нации Ариран.

Представление проходит на огромном стадионе, задняя его сторона представляет собой «панно», на котором под музыку меняется изображение. Меняется оно, как в PowerPoint – то одна картинка сменяет другую, «стекая» по предыдущей по диагонали, то заменяет предыдущую, постепенно расцветая, как цветок, из середины прежнего изображения. Эти изображения создаются людьми. Сотни людей расположены рядами, они поднимают квадратики нужного цвета, из которых складываются огромные картины. На картинах – торжество труда корейского народа. Напоминает картинки в советских учебниках.

Все новые и новые сотни людей появляются на стадионе, идеально синхронно исполняя танцы и трюки. Потрясающая музыка и спецэффекты – световые, стадион порой заполняется клубами «тумана»… Все – и танцы, и смена картин на «панно» - происходит идеально синхронно. Трудно представить, что ждет человека, который бы ошибся и нарушил показательную идиллию.

Выдержка людей потрясает. Всем членам нашей группы (как выяснилось после выступления) пришла в голову одна мысль – да, с этими мы бы воевать не хотели…
Вышли все потрясенные до глубины души. Ничего подобного по масштабу и зрелищности я еще не видела, и, думаю, навряд ли увижу…

Наверно, все жители города были заняты в представлении Ариран.
Целыми днями мы видели, как люди идут по улицам с искусственными цветами – или на репетицию действа, или с нее. Сутки напролет жители Пхеньяна пели и танцевали, ходили строем и изготавливали искусственные цветы, чтобы продемонстрировать всему миру величие нации Ариран, славу корейского народа и… и…. наверное, у них просто не было выбора. Просто прошла установка – всем репетировать, танцевать, прославлять ТПК и Вождя…
Взято отсюда: http://forum.awd.ru/viewtopic.php?t=18532
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments