Записки реакционера (dmitryjewski) wrote,
Записки реакционера
dmitryjewski

Агдамов... Портвейнов... Шмурдякович...

Оригинал взят у starflint в Российские следователи несколько раз вызывали известного блогера на допросы, но тот так и не явился

Фото: ИТАР-ТАСС/Марина Лысцева

Татьяна Дельсаль, экс-супруга топ-блогера Рунета и члена Координационного  совета оппозиции Рустема Адагамова, публично обвинившая его в сексуальном  преступлении против несовершеннолетней, передала доказательства его вины  российским следователям. Сама жертва преступления, чье имя не разглашается, уже  пообщалась с норвежскими полицейскими и в деталях рассказала о том, как и когда  ее насиловал Адагамов.

Этот факт зафиксирован, подтвердили «Известиям» в полиции норвежского городка  Лиллесанн. По норвежским законам имя потерпевшей не будет разглашаться в прессе, в российских документах по просьбе самой пострадавшей оно будет засекречено. Это  было главным условием, по которому жертва Адагамова согласилась общаться с  сотрудниками правоохранительных органов.

Самого Рустема Адагамова в рамках проверки публичного обращения Дельсаль в  СМИ, которое она попросила считать официальным заявлением, уже не раз вызывали  на беседы в СКР, однако он туда не приходит. Его адвокат утверждает, что  Адагамов уехал из России.

Скандал вокруг блогера Адагамова разразился в конце прошлого года, когда в  Сети появилось видеопризнание его бывшей супруги Татьяны Дельсаль, живущей в  Норвегии. В нем она утверждала, что топ-блогер и оппозиционер несколько лет  насиловал несовершеннолетнюю девушку. Впервые преступление было совершено, когда  девочке было 12, рассказала Дельсаль в  интервью «Известиям».

Сразу после этого по факту публикации в СМИ заявления о совершенном тяжком  преступлении СКР начал проверку изложенных фактов. Однако вскоре в «Живом  журнале» Дельсаль появилось сообщение, что «суда в России не будет». Через  несколько часов экс-супруга Адагамова, в браке с которой он прожил 20 лет, этот  пост удалила, но многие решили, что Татьяна таким образом отыграла назад и ее  целью было лишь опорочить бывшего мужа, который недавно пошел в политику и стал  членом КСО.

Источники «Известий» в следственных органах утверждают, что Дельсаль  отступать не собирается: она уже написала официальное заявление и предоставила  российской стороне имеющиеся у нее доказательства вины Адагамова. Среди них  электронная переписка, в которой блогер признается в содеянном и умоляет бывшую  жену не предавать огласке факт самого преступления.

— Мы хотим по имеющимся фактам опросить самого Адагамова, но он не приходит  на допросы, — говорит собеседник, близкий к расследованию. — Его адвокат заявил, что Адагамова нет в стране, мол, он находится в дальней экспедиции и неизвестно, когда вернется.

Адвокат Адагамова Андрей Жаров сообщил «Известиям», что на вопросы о том, где  сейчас находится его подзащитный и почему он не является в СКР, «отвечать не  будет». Сам Адагамов для комментариев недоступен, после обвинений Дельсаль с  прессой он не общается. Неделю назад он даже закрыл свои аккаунты в социальных  сетях (Facebook и Twitter), однако вскоре продолжил там писать и выкладывать  свежие фото. Одно из последних было сделано в Испании, на фестивале русского  кино в Марбелье, на нем блогер запечатлен с актрисой Ириной Безруковой.

Татьяна Дельсаль говорит, что не удивлена поведением бывшего мужа и тем, что  он не является на допросы.

— Он, конечно, будет скрываться и отказываться от дачи показаний, но я все  равно не сомневаюсь, что с ним поступят по закону и Адагамов будет осужден, — говорит Дельсаль. — Его жертва очень хочет встретиться с ним в суде, неважно в  каком — российском или норвежском, — и посмотреть ему в глаза. Она не верит, что  он сможет солгать, когда будет смотреть ей в глаза.

По словам Дельсаль, пострадавшая от Адагамова собирается с силами, чтобы «довести это дело до конца и наказать насильника».

— Ей придется снова все это вспоминать, давать показания, предоставлять  доказательства и свидетелей, которые есть и в Норвегии, и в России, — поясняет  Дельсаль. — По норвежскому закону Адагамов совершил тяжкое преступление, по нему  нет срока давности, так что торопиться ей некуда.

Ирина Бергсет, шесть лет прожившая в Норвегии и обвинившая потом экс-супруга  в растлении их общего четырехлетнего сына, говорит, что на месте Дельсаль  рассчитывала бы все-таки на российское правосудие, потому что в Норвегии оно  очень лояльно к педофилам.

— Да, там действительно по закону личную информацию о жертве и насильнике  нельзя разглашать в прессе и, отправив письмо по электронной почте, можно  запросто изменить имя и фамилию, — замечает Бергсет. — Но и полицейские, и судьи  на практике чаще верят насильникам, чем их жертвам, списывая их показания на «детские фантазии».

По словам Бергсет, педофилия в Норвегии считается болезнью, такой диагноз  есть в международном реестре медицинских диагнозов. В связи с этим норвежцы, признанные больными педофилией, получают в наказание небольшой срок заключения — от нескольких месяцев до нескольких лет, иногда условно. И лишь в исключительных  случаях — до 10 лет лишения свободы.

Сама Ирина Бергсет в Норвегии добивалась расследования развратных действий со  стороны бывшего мужа над их четырехлетним сыном, но суд в итоге встал на сторону  отца, отдав мальчика ему на воспитание. Параллельное расследование шло и в  России, где было возбуждено уголовное дело. Следователи СКР вылетали в Норвегию, чтобы предоставить суду имеющиеся доказательства. Однако российская сторона не  получила ни одного ответа на свои запросы, а норвежские полицейские отказались  даже встречаться со следователями.

Юристы считают, что уголовное преследование Адагамова в любом случае будет  нелегким делом. И прежде всего потому, что самой потерпевшей придется пройти  через множество неприятных психотравмирующих следственных действий.

— Это допросы, очные ставки, судебно-медицинские и психолого-психиатрические  экспертизы, и прежде всего тут надо думать, как не навредить самой жертве, которая и так уже сильно пострадала, — говорит адвокат Илона Карелина, неоднократно защищавшая жертв сексуальных преступлений. — С пострадавшими от  сексуального насилия в нашей стране никто не церемонится, может быть, поэтому  жертва Адагамова и не торопится подавать официальное заявление, поскольку  боится, что ее нервная система всего этого просто не выдержит.

Адвокат Артур Рамазанов замечает, что при всем различии судебных систем  России и Норвегии процесс предварительного расследования и дальнейшего судебного  разбирательства сильнее все-таки бьет по жертве, чем по насильнику.

— И если у него подрывается репутация и, как максимум, в случае доказанности  вины его ждет тюремное заключение, то у нее сильно страдает психика, — говорит  Рамазанов.

Читайте далее: Известия


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments