Записки реакционера (dmitryjewski) wrote,
Записки реакционера
dmitryjewski

Мухолюбы-человеконенавистники

Попытки устроить "мусорный майдан" в Волоколамске показывают что экологическая карта и дальше будет активно разыгрываться теми, кто хочет посеять смуту в России. Об этом у меня когда-то даже выходил материал в сентябрьском номере журнала "Новая земля" за 2016 год, который и представляю вашему вниманию...

Враги Отечества стараются чтобы используемые ими средства в борьбе с возрождением могущества России находили как можно больше симпатий в сердцах простых граждан. Одной из таких «масок» для прикрытия истинных намерений является трогательнейшая забота о сохранении окружающей среды.

При этом прикормленные Западом «защитники» природы по отношению к людям не брезгуют откровенно экстремистскими методами. Как, это было, например, 18 сентября 2013 года во время пиратского нападения активистов «Greenpeace» на принадлежащую «Газпрому» нефтедобывающую платформу «Приразломная» в акватории Баренцева моря. Подобная насильственная практика получила название «экотаж» - от слов «экология» и, по разным версиям - «шантаж» или «саботаж».

Хроника битвы за Арктику

Эта атака на «Приразломную» была далеко не первой по счёту и в «послужном списке» налётчиков из «Greenpeace», и в истории освоения самого месторождения. Тринадцатью месяцами ранее радикалы высадившись с борта принадлежащего им ледокола «Arctic Sunrise», подошли на моторных лодках к платформе, и попытались по швартовым канатам взобраться на её борт, однако, нефтяникам их удалось прогнать при помощи пожарных водомётов. Это случилось утром 24 августа 2012 года. Потоки ледяной воды не охладили пыл экотажников: спустя трое суток они привязали свою шлюпку к якорной цепи доставляющего грузы на «Приразломную» теплохода «Анна Ахматова». Если учесть уровень приливов и прочие «прелести» полярных морей, то результатом подобных действий могло стать крушение судна: катастрофы чудом удалось избежать в результате многочасовых переговоров с «зелёными», согласившихся освободить якорь.
В следующем году «Greenpeace» неоднократно и тщетно требовал у администрации Северного морского пути пропуск уже упоминавшемуся пароходу «Arctic Sunrise» в Карское море, где «Роснефть» проводит геологоразведочные работы. Получив отказ, экологические активисты в конце лета 2013 года самовольно попытались пройти туда, однако в районе пролива Карские ворота им путь преградила российская береговая охрана. Тогда агрессивные «экологи» решили предпринять тот самый резонансный абордаж «Приразломной», окончившийся арестом нападавших. Ответом Запада на справедливые действия защищавших свои интересы россиян стали многочисленные блокирования в странах Европы АЗС, принадлежащих дочерним компаниям «Газпрома» и «Роснефти», а также беспорядки на стадионе в Германии, когда разбушевавшиеся «ультрас» сорвали матч команды, спонсируемой российскими газовиками. По ряду сведений, главным меценатом выходки стала отстранённая от разработки Штокмановского месторождения американская нефтяная компания «ConocoPhillips», также замеченная в негласном финансировании представителей либеральной оппозиции в Архангельске и Мурманске.
Природные ресурсы Арктики сделали этот регион планеты лакомым куском не только для транснациональных корпораций. Некоторое время назад весь мир потрясли душераздирающие кадры с берегов Белого моря, на которых русские зверобои-садисты дубинами (чтобы не повредить шкуру!) забивали бельков — детёнышей гренландского тюленя. Практически тут же на льдины высадился десант протестующих звёзд российской эстрады под предводительством одиозного Андрея Макаревича: под давлением общественного мнения российское правительство было вынуждено полностью запретить добычу тюленей в возрасте до одного года – и наиболее ценной в товарном отношении серки, и куда менее экономически выгодного, но умилительно смотрящегося на фотографиях, белька. А так как шкуры половозрелых ластоногих, наносящих друг другу во время брачных боёв жесточайшие раны, спросом не пользуются, то таким нехитрым способом в 2009 году был окончательно загублен беломорский зверобойный промысел.
Позже выяснилось, что спонсорами всех этих акций, включая привоз «фотоохотников» на режимные территории, стали воротилы из картеля «Ocean Trawlers», входящего в гонконгский рыбный концерн «Three Towns Capital Ltd». Их целью было окончательное разорение рыболовецких хозяйств Мурманской и Архангельской областей ради завладения квотами на вылов рыбы и остатками флота. Механизм простой: во-первых, лишить зверобоев средств к существованию, а во-вторых дать не в меру расплодиться тюленям, наносящим очень сильный вред рыболовству. В результате этого сегодня российские рыбаки вынуждены вести промысел трески и сельди в прибрежных водах Шпицбергена, где им постоянно приходится конфликтовать с норвежцами.
О чём ещё лукавили радетели ластоногих? Например, о том, что основная масса тюленьей молоди погибает, будучи затёртой льдами, причём эта цифра в разы превышает трофеи зверобоев. К тому же, например, в Канаде ежегодно до сих пор забивается до трёхсот тысяч (!) бельков, и Оттава даже отказывается разговаривать о прекращении промысла. Для сравнения: последние полвека в СССР и России в общей сложности добывалось не более двадцати тысяч тюленей, из которых на белька приходилось всего несколько сотен экземпляров!
Не по нраву нашим врагам и наличие на Русском Севере космодрома Плесецк, позволяющего запускать на полярные орбиты спутники оборонного назначения. Тем более, что до постройки «Восточного» это был единственный полностью подконтрольный России стартовый комплекс, где кое-какие «международные партнёры» нам ничего не могли диктовать. Но и тут Запад нашёл повод: объектом придирок доморощенных «экологов» стало ядовитое вещество с необычайно мерзким запахом, напоминающим смрад мешанины протухшего селёдочного рассола с нашатырным спиртом, и имеющее у химиков мудрёное наименование – 1,1-диметилгидразин. Ракетчики его обычно называют несимметричный диметилгидразин (НДМГ), наши военные ему придумали кодовое название «гептил», а американские – «аэрозин». НДМГ крайне ценен тем, что в паре с азотнокислотным окислителем позволяет создавать необычайно мощные, крайне надёжные из-за отсутствия системы зажигания, и, самое главное – годами хранящиеся в снаряжённом состоянии ракеты: для стратегического ядерного щита такой носитель является идеальным. Для США с их слабосильными твердотопливными «Минитменами» советское гептиловое чудовище Р-36, обладающее троекратным превосходством по числу боеголовок большего килотоннажа, и вполне оправдывающее данный ему титул «Сатана», подобно кости в горле. Не может не раздражать заокеанских стратегов и то, что наши жидкостные межконтинентальные ракеты по окончании срока ратной службы попадают не в цех утилизации, а на космодром, откуда уносят в небо спутники. Следовательно, неугодная Вашингтону технология должна быть как минимум дискредитирована: так легче добиться её запрета. А модная ныне политкорректность с подачи американцев даже породила понятие «экологически чистая ракета», обозначающее носитель, заправляемый кислородом и керосином: на самом деле этот термин всего лишь является синонимом непригодности техники для несения ядерного заряда из-за большого времени предстартовой подготовки. Также весьма настораживает, что нигде в мире, кроме России, не публикуется информация об опасности проливов НДМГ, хотя тот же самый гептил активно используется и во Франции, и в США, а в КНР только на нём и летают.
Купленные Западом экотажники стали активно спекулировать на теме проливов НДМГ на полигонах приёма отработанных ступеней: дескать, упала ракета и отравила «уникальную северную экологию» на тысячу вёрст в округе. Неприкрытое враньё стало обыденностью даже в авторитетных научных изданиях, как, например в докторской диссертации Нины Скребцовой «Медико-экологическое обоснование мониторинга здоровья на территориях влияния ракетно-космической деятельности», которую она защитила десять лет назад в Архангельском медуниверситете. На её страницах учёная дама ничтоже сумняшеся разглагольствует о непоправимом вреде, наносимом здоровью жителей Мезенского района падениями ступеней тяжёлой ракеты «Протон», во время которых на землю изливается до полутора тонн отравы. Так вот, если посмотреть полную статистику запусков из Плесецка за всю историю, то две трети от общего их числа, приходится на кислородно-керосиновые носители легендарного королёвского семейства Р-7 - «Союз», «Восход» «Восток» и «Молнию», треть – на гептиловые «Космос», «Рокот» и «Циклон». А как же «Протоны»? Они запускаются с Байконура, и над Архангельской губернией их траектория не может пролегать в принципе. Ещё госпожа Скребцова забыла упомянуть географию районов падения: все они расположены в труднодоступной болотистой местности, где торфяные почвы великолепно адсорбируют остатки топлива в радиусе пятидесяти метров от точки приземления. Причём суммарное количество этих самых остатков в «Рокоте» или «Циклоне» не превышает полусотни литров: невыработанное топливо – непозволительная роскошь.
Позволю себе лирическое отступление: недавно по телевизору показывали, как в США во время заправки вместе со стартовым столом взлетела на воздух хвалённая новейшая многоразовая ракета «Фалькон-9». Разыскал её характеристики во Всемирной паутине – и за голову схватился: в качестве стартового топлива она использует триэтилборан, по сравнению с которы гептил – просто идеал экологической безопасности. Господа американцы, может хватит врать и лицемерить?

«Зелёное» насилие

В июне того же 2013 года мне довелось ехать из Тамбова в Ростов с пересадкой в Воронеже. На озаряемой первыми лучами солнца привокзальной площади стояла колонна автобусов, украшенных экологической символикой, в утробу которых один за другим грузились мрачные невыспавшиеся обладатели спортивной внешности. Меня это удивило: обычно контингент участников «зелёных» акций составляют всевозможные добрые «ботаны» вкупе с не менее весёлыми и безобидными неформальствующими личностями. Здесь же в Новохопёрский район ехали коллеги киевлянина Вадима Титушко, умудрившегося месяцем ранее вписать своё имя на скрижали истории.
Вечером в Ростове по телевизору показали чем окончилась эта акция против разработки месторождения никелевых руд: озверевшие «экотитушки» крушили буровую и жгли вахтовый посёлок геологов, нещадно избивая работяг, выгоняемых из балков на расправу в одном исподнем. Привозными хулиганами был устроен самосуд и над теми из местных, кто пожелал устроиться работать в геологическую партию: нечего прельщаться хорошей зарплатой! А теперь вопрос: чем провинился простой труженик? Ведь именно он чаще всего и попадает под раздачу экотажников, а совсем не владельцы бизнеса.
Лицемерие общественной экологии приобрело катастрофические масштабы. Вспомните, сколько раз наши земляки, подстрекаемые «зелёными», устраивали акции протеста против строительства новых промышленных предприятий. И это при том, что завод, карьер или шахта возводились со всеми лицензиями, разрешениями и документами на землеотвод, а все работающие на них трудоустраивались официально с соблюдением законодательства! А теперь сравним сколько экологов-общественников выступили против кустарных шахт-«копанок», которые действительно наносят непоправимый ущерб природе Донбасса. Ноль! Ни одного! Почему же эти смелые и бескомпромиссные «борцуны» за окружающую среду бесстрашно нападают на законно действующие объекты, а на незаконную разработку недр или неприкрытое браконьерство закрывают глаза? Почему не выступят против выращивания на наших чернозёмах генно-модифицированного рапса, масло из которого идёт на производство «чистого» биотоплива для Европы. Неужели боятся визита «лихих людей»? Или, может быть, негоже кусать «кормящую руку», ибо сами в сговоре с нею?
То, что экотаж является инструментом передела бизнеса – Донбасс уже проходил за несколько месяцев до начала войны. Именно тогда в нашем информационном пространстве развернулись баталии вокруг перспектив добычи сланцевого газа в Придонцовье. Общественные грантоедствующие экологи, которых в те дни активно поддержали необандеровцы, закатывали истерики об ужасах фрекинга, способного спровоцировать цепную ядерную реакцию с выбросом радиации из расположенных за сотни километров от тех мест приазовских урановых месторождений, а также пропагандировали пресловутый американский ужастик «Газленд».
При этом никто даже не удосужился сказать, что сланцевого газа в Придонцовье нет, не было и быть не может: месторождения углеводородов там приурочены к залегающим на многокилометровой глубине уплотнённым песчаникам. Что осадочные породы, из которых предполагается добывать газ, приурочены к каменноугольным отложениям Донецкого кряжа, а уран — к Приазовскому кристаллическому щиту, да и в рудных минералах он составляет считанные доли процента: тут даже Царь-бомба ничего не сможет сделать, не говоря уже про какой-то фрекинг. Что рисуемый всеми красками апокалипсиса ужасный фрекинг есть не что иное, как самый банальный для шахт Донбасса гидроразрыв пласта (ГРП): благодаря дегазации породы при помощи этого метода спасены тысячи шахтёрских жизней. Что на газовых промыслах основной ущерб природе наносят неправильная утилизация газового конденсата и недостаточная очистка сточных вод от метанола и углеводородов, а совсем не буровые работы и ГРП.
Почему-то более полувека у нас никто не возмущался проведением гидроразрывов пласта, а в те дни – как с цепи сорвались! Не буду утомлять читателя пространными выдержками из рецептурных справочников для фрекинга, но скажу, что среди самых распространённых реагентов – пищевые загустители, относящиеся к добавкам из пресловутой серии «Е», бактерицидные вещества, входящие в состав зубной пасты, компоненты антифризов, заливаемых в автомобильные радиаторы и бачки для стеклоомывателя, а также средства для снижения вязкости бетонов и прочих строительных смесей. А общее количество всех этих присадок составляет всего-навсего несколько вёдер на полтысячи кубометров закачиваемой в скважину воды!
К сожалению, на эмоционально заведённую во время уличной акции толпу, когда воображение людей вовсю рисует кошмары из киноленты про письма мёртвого человека, вряд ли подействуют сухие и скучные рациональные аргументы. Зато сразу после митингов и телевизионных сюжетов про сланцевый газ резко увеличивалось количество звонков в «неотложку»: гипертонические кризы, инфаркты и инсульты сыпались как из рога изобилия. Такую цену платили наши сограждане за отрабатываемые экологами подачки проигравших в тендере транснациональных корпораций: как мы помним, на Юзовскую площадь претендовали «Exxon Mobil» из США, британско-голландская «Royal Dutch Shell» и российско-британская ТНК-BP, на Олесскую площадь — американская «Chevron» и итальянская «Eni S.p.A.», а сам конкурс был крайне непрозрачен.
Перед войной наглость экологических грантоедов стала просто неслыханной, а любая критика в свой адрес воспринималась ими необычайно болезненно. Например, стоило однажды мне опубликовать в «Донецком кряже» репортаж из Архангельской области, и вскользь упомянуть в нём о том, что гептиловую проблему нигде за пределами России не изучают, как раздался телефонный звонок. На другом конце провода захлёбывался слюной в истерике какой-то представитель «зелёных»: «Вы понимаете, что ваш очерк про Север – даже не пасквиль? Это самый настоящий подлый донос в духе тридцать седьмого года!» В ходе необычайно бурной беседы выяснилось, что грантоед, которому в действительности нет никакого дела до Арктики, испугался столь дискредитирующих его лженауку публикаций: если все притянутые им за уши выкладки превратятся в колосса на глиняных ногах – плакали щедрые заокеанские гранты горючими слезами. Слава Богу что в скором времени Русская весна смела с просторов нашей земли и этого горе-оппонента, и многих ему подобных!

Природа и Отечество

Всем известны слова классика о том, что охранять природу значит охранять Родину. Это говорит о том, что природоохранная деятельность должна исходить из государственных интересов.
Прежде всего необходимо признание экотажа уголовным преступлением. Как в тех же США, где деятельность радикальных природоохранных активистов уже приравняли к терроризму со всеми вытекающими последствиями.
Затем – полное прекращение сотрудничества с такими международными экстремистскими организациями, как «Greenpeace» и ему подобными, а все их поползновения должны беспощадно пресекаться. Как, например, в 1985 году, когда несколько «зелёных» предприняли попытку несанкционированного проникновения на ядерные объекты Франции, расположенные на полинезийском атолле Муруроа. В ответ парижское военное ведомство направило на борт «Rainbow Warrior», флагманского судна «Greenpeace», группу диверсантов, которая потопила его во время стоянки в одном из новозеландских портов.
В декабре 2005 года уже упоминавшийся «Arctic Sunrise» преследовал японские китобойные суда в водах Антарктики с целью помешать им вести промысел. Попытка лишить китобоев куска хлеба окончилась тем, что плавбаза «Нисхин Мару» таранила ледокол, в результате чего тот едва не пошёл ко дну. Спустя полгода правительство крошечного островного государства Сент-Китс и Невис, мотивировав это защитой своих экономических интересов, запретило присутствие представителей «Greenpeace» на проходившей в её столице 57-й сессии Международной комиссии по промыслу китов.
Наконец, обязанности природоохранного ведомства должна исполнять военизированная структура, подобная Корпусу лесничих в царской России. В условиях гибридной агрессии такая мера вполне оправдана: организация, построенная на присяге, дисциплине и внутрикорпоративном этикете, с меньшей вероятностью поддастся на давление иностранных агентов влияния. Такая структура вполне может использовать институты общественной поддержки, например, подобные добровольным дружинам при МВД и МЧС.
И, самое главное - запретить, вплоть до уголовной ответственности, получение иностранных грантов в такой сфере, как охрана природы: в других сферах – тоже, но не о них сейчас речь. Ибо грантоедствующие «экологи» охраняют совсем не окружающую среду, а карманы радетелей, выделивших им банку варенья с корзиной печенья. Поэтому природа нашей Родины должна быть надёжно защищена от таких шакалов, рядящихся в овечьи шкуры.
Tags: greenpeace, ocean trawlers, three towns capital ltd, Волоколамск, ГРП, МЛСП «Приразломная», Макаревич, НДМГ, Скребцова, Ядрово, белёк, гептил, гидроразрыв пласта, грантоеды, лженаука, мусорный майдан, мухолюбы-человеконенавистники, сланцевый газ, смута, фрекинг, экология, экотаж
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments