Записки реакционера (dmitryjewski) wrote,
Записки реакционера
dmitryjewski

Дзень воні или Бунт белорусского прекариата

Сегодня змагары отмечают свой недопраздник "Дзень волі": ровно сто лет назад в этот день с подачи германского кайзера была провозглашена псевдобелорусская государственность...

Год назад я написал статью для выходившего тогда в Донецке журнала об опасных тенденциях скатывания Белоруссии на скользкую украинскую дорожку, приводящую исключительно в весьма сакральную часть человеческого тела, которая служит порталом во всем понятные миры... Тем нее менее, эта тенденция не только сохранилась, но и умножилась, поэтому я представляю статью вашему вниманию...

Бунт белорусского прекариата
Весна принесла тревожные новости из Белоруссии: по некогда «самой советской республике» прокатилась волна маршей так называемых «абураных недармаедаў» - лиц, недовольных президентским указом, обязывающим получателей недекларируемых доходов платить налоги в казну.
Репортажи из белорусских городов сразу же напомнили пугающее дежа-вю, которое все мы лицезрели в Киеве осенью 2013 года. Те же «цветные» технологии, те же аниматоры в красных куртках, заводящие толпу: похоже, что кому-то очень не хватает новых костей в земле, не раз становившейся ареной жесточайших сражений.

«Цедим сок березовый внеочередной...»
Прозападная оппозиция очень умело сыграла на чувствах тех, кто многие годы не утруждал себя пополнением бюджета страны. Надо сказать, что процент таковых в Белоруссии достаточно велик: очень многие ездят на заработки в Россию, где согласно договорённостям приравнены в правах к местным, некоторая часть населения, особенно в приграничных регионах, промышляет контрабандой.
Однако социально-экономическая риторика у участников «недармоедских» выступлений, которые острословы даже успели окрестить «берёзовой революцией», звучала недолго: достаточно скоро начали доминировать требования об отставке Лукашенко. Чуть позже дело дошло и до откровенно нацистских шабашей, как, например, во время концерта одиозной поп-группы «Brutto» (бывший «Ляпис-Трубецкой»), собравшем на стадионе «Минск-Арена» не менее пятнадцати тысяч зрителей. При этом поведение аудитории куда больше напоминало хорошо срежиссированное действо, чем искреннее выражение чувств. Появление музыкантов сопровождалось скандированиями лозунга «Жыве Беларусь!» Зазвучала песня «Родной край» - и над толпой начали реять бело-красно-белые знамёна. Когда Сергей Михалок исполнял посвящённую бандеровским карателям композицию «Гарри» - появились украинские флаги и присутствующие встали на колени. А под песню «Не быть скотом» змагары зажгли файеры. Надеюсь, не нуждается в комментариях тот факт, что политическая символика вполне конкретного содержания, а также пиротехника вряд ли могли просто так появиться на стадионе, тем более – в государстве, славящемся весьма строгими нравами.
Параллельно с массовыми акциями в змагарской прессе была развёрнута травля неугодных националистам историков и публицистов. Наибольшим нападкам подвергся Всеслав Зинькевич – автор книги «Несвядомая» история Белой Руси», на страницах которой развенчиваются литвинство и прочие русофобские концепции белорусской историографии. Не знаю насколько корректно сравнивать Зинькевича с павшим от рук украинских нацистов Олесем Бузиной, но «почерк» и у бандеровцев, и у змагаров одинаковый: вначале моральное давление на инакомыслящих, а после – их физическое уничтожение.
Впрочем, с самого начала было понятно, что буча затевается совсем не ради отмены непопулярных налогов: «цветной» сценарий немыслим без благовидного повода. Ответ на вопрос зачем потребовалось устраивать «весеннее обострение» в Белоруссии заключается в провале Запада на причерноморском направлении: новый глава Молдавии не намерен ссориться с Россией, а украинский «блицкриг» из «маленькой победоносной войны» превратился в позиционную баталию с бесконечным окопным сидением. Кроме того, реализация проекта «Шёлкового пути» оставила не у дел Латвию и Эстонию: основным логистическим каналом стал белорусский.
Безусловно, одна из целей заокеанских кукловодов – вынудить Россию вернуться к прибалтийскому транзиту, а Европу – пользоваться украинским коридором. Помните, как все смеялись над контейнерной эпопеей за два моря из Одессы через Закавказье и Среднюю Азию в Китай? Тогда маршрут оказался невыгодным, но при перерезании белорусской горловины однозначно сложится ситуация, при которой он обретёт рентабельность. Тем более, что железнодорожные линии советской колеи с украинской территории уходят на семьсот километров вглубь Польши и на сотню километров – вглубь Словакии.
Поджигание Белоруссии опасно для России также тем, что зона нестабильности будет находиться на расстоянии всего четырёх с половиной сотен километров от Москвы. Резко ухудшится положение Калининграда: анклав вообще окажется в глубине неприятельской территории. Поэтому Белоруссия – одно из наиболее перспективных направлений для втягивания России в большую войну: оба государства, помимо всего прочего связывает военный союз, и Кремль будет вынужден выполнить просьбу Минска о помощи. Ещё один аспект: создаётся угроза переговорной площадке по проблемам Донбасса, и в случае её реализации о мирном пути решения постукраинского конфликта придётся забыть раз и навсегда.

Шабаш шабашников
Изучая феномен «цветных революций» можно отметить один интересный момент: их движущей силой является общественный слой с очень неустойчивым социальным положением, нестабильным доходом и отсутствием таких гарантий, как карьерный рост, оплата больничных и отпусков, поддержка профсоюзов и защита от недобросовестных работодателей. Сейчас социологи даже выделяют таких людей в отдельный класс – прекариат.
Общество любит красивые слова. Вот и позаимствовало оно у Вальтера Скотта термин «фрилансёр»: во времена доблестного рыцаря Айвенго так называли наёмников. В строительном деле эту категорию работников окрестили шабашниками, у водителей – леваками. Для фанатичных любителей чистой и образной русской лексики можно привести аналог всех этих терминов - «вольный художник». Именно эти люди, живущие случайными, и в большинстве случаев — незадекларированными доходами, и составляют основу прекариата. Другую её часть составляют так называемые макджоберы - лица, выполняющие низкооплачиваемую бесперспективную работу, преимущественно – в сфере услуг, торговли и общественного питания (сам термин произошёл от сети ресторанов «Макдональдс»), которая не требует особых навыков, не даёт шансов сделать карьеру и отличается невероятной текучестью кадров. В состав этой категории можно включить и столь же бесправный, хотя чуть лучше оплачиваемый, «офисный планктон». Надо также отметить, что среди шабашников, макджоберов и офисных подканцеляристов на побегушках необычайно велика доля тех, кто вынужден искать счастья на стороне.
Современные предприятия, особенно малые, часто не нуждаются в постоянном штате: гораздо проще и выгоднее заключить договор на выполнение работ (часто в виде джентльменского соглашения) с мелким независимым подрядчиком, который окажется по совместительству и исполнителем. И рассчитаться с ним суммой в «конверте», а регулирование отношений возложить на честность сторон и кулачное право в спорных ситуациях. Именно так набирается большая часть таксистов, бригад по ремонту помещений, промышленных альпинистов и курьеров. Поэтому фрилансёров, шабашников и прочих «вольных художников» должно отнести к разряду представителей сверхмелкой буржуазии. С одной стороны — это независимые поставщики услуг. А с другой — по уровню доходов они часто могут соседствовать с люмпен-пролетариатом, ибо заработки у всей этой общественной группы крайне нестабильные: между люмпенами и прекариатом нет жёсткой границы: те и другие могут «мигрировать» из класса в класс.
Идеал лучшей части пролетариата – построение общества, защищающего интересы трудящихся. Идеал прекариата – низведение всего остального мира до своего вечно нестабильного состояния: ему важнее независимость и отсутствие интеграции в какие-либо иерархические схемы. На первое место он ставит самозанятость, самообразование, горизонтальность структуры и невозможность лидера в единственном числе. Его представители сами зарабатывают на свои ежедневные потребности (иногда весьма неплохо, с возможностью проводить по нескольку месяцев в году в тёплых и дешёвых странах!), но не могут позволить себе крупных проектов вроде ипотеки: отсутствие стабильного и задекларированного дохода — огромный «минус» для заёмщика.
Крупная промышленность с её жёсткими корпоративными традициями для прекариата подобна кости в горле, ибо является естественным оплотом социальной стабильности и защищённости: это одна из причин того, почему Киев и Донбасс буквально с первых дней «евромайдана» оказались в диаметрально противоположных лагерях. Ведь концепция, которую тогда исповедовали «евроромантики», предусматривала превращение Украины из промышленной державы в конфедерацию мелких подрядчиков с последующим установлением их диктатуры.
Сейчас то же самое разворачивается на белорусской земле. Агенты коллективного Запада изо всех сил пытаются превратить индустриально развитое государство, которое в былые времена называли «сборочным конвейером СССР», в огромное «осиное гнездо» на западных рубежах Русского Мiра. Остаётся только надеяться, что у народа Белоруссии хватит мудрости не наступить на украинские грабли.
ПервоИсточникЪ
Tags: brutto, БНР, Белоруссия, Дзень волі, Лукашенко, Ляпис-Трубецкой, Минск, Михалок, бацька, змагары, литвинство, майдан, макджоб, макджоберы, офисный планктон, прекариат, фриланс, цветная революция, шабаш, шабашник
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments