Записки реакционера (dmitryjewski) wrote,
Записки реакционера
dmitryjewski

Отголоски Брестского мира

3 марта 1918 года Советской Россией был подписан Брестский мир...

К тому мирному договору, который большевики сто лет назад подписали с Центральным державами в Брест-Литовске, отношение в обществе разное. Одни считают его актом предательства, другие, наоборот, мудрым стратегическим решением, позволившим выиграть время для спасения ситуации.

Однако мало кто задумывается над тем насколько вынужденным и безальтернативным был этот шаг для России. Параллельно с РСФСР переговоры в Бресте вела киевская Центральная Рада: они продвигались значительно успешнее, и свой договор с Германией и её союзниками украинская делегация заключила на месяц раньше нашей. Тем не менее, наличие двух параллельных договоров заложило множество необычайно болезненных проблем на весьма долгосрочную перспективу.

Под давлением обстоятельств
Настоящие причины заключения сепаратного мира между Россией и Центральными державами уходят своими корнями в весну 1917 года, когда был издан пресловутый Приказ № 1, отменявший уставные порядки в армии и во флоте. А так как реалии ратной службы несовместимы с демократией, то тут же началось разложение воинских частей, нередко сопровождавшееся расправами над офицерами. Исключение составили продолжавшие сохранять боеспособность казачьи формирования и подразделения, где было сильное влияние большевиков: первые оставались верными традициям, а среди вторых возобладали те, кто ценил дисциплину и понимал роль военных специалистов.

Тем не менее уже к лету 1917 года разрушение армии приобрело катастрофические масштабы: уставшие от войны солдаты дезертировали с фронта целыми подразделениями, и с каждым месяцем эта проблема только нарастала. К концу того же года на многих участках передовой не осталось даже инженерных заграждений: проблемы со снабжением часто вынуждали русских солдат вести меновую торговлю с немцами и австрийцами. А к моменту начала переговоров в Брест-Литовске стало понятно что имеющиеся силы на большинстве направлений уже не способны оказать сопротивление противнику. Плюс ко всему в обществе уже сформировался запрос на выход из войны любой ценой: не зря первым законом советской власти был Декрет о мире.

Ситуацию осложняли подпитываемые из-за рубежа сепаратистские движения, одним из которых были украинские националисты, сформировавшие в Киеве с нарушением всех мыслимых правовых процедур собственное правительство – Центральную Раду. Её власть ограничивалась всего несколькими уездами вокруг Киева, но отношение Берлина и Вены к ней определило то, что ряд её лидеров, как, например, известный фальсификатор истории Михаил Грушевский, в своё время активно сотрудничали с австрийскими и немецкими спецслужбами. Кроме того, Центральная Рада соглашалась на интервенцию Центральных держав под видом защиты её интересов в обмен на продовольственную помощь Германии и Австро-Венгрии. Фактически она своим договором от 9 февраля 1918 года отдавала кайзеровским войскам совершенно не принадлежавшие ей всё Северное Причерноморье от Днестра до нижнего течения Дона, а также Крым и Кубань с их богатейшими ресурсами.

Советской России, подписавшей Брестский мир только спустя три с половиной недели, пришлось считаться с этим. Хотя при заключении договора Германия и Австро-Венгрия и заявляли об отказе от своих претензий на Крым и входившие в Область Войска Донского восточные районы Донбасса и Приазовья, но жизнь лишний раз показала, что все обещания западных партнёров стоят ровно столько, сколько стоит бумага, на которой они написаны и выполняются аккурат до высыхания чернил, которыми они подписаны.

Отчаянные республики
Продвижение войск Центральных держав на Юге сильно задержало совершенно неожиданное для них провозглашение на рубеже зимы и весны 1918 года Одесской, Донецко-Криворожской, Таврической и Донской советских республик, не признавших договорённости украинской Центральной Рады и пожелавших остаться с Россией. В отличие от заседавших в Киеве самозванцев под руководством уже упоминавшегося Грушевского, эти республики провозглашались вполне легитимными съездами советов.

Наиболее жизнеспособной из них оказалась Донецко-Криворожская республика (ДКР), контролировавшая ряд угольных районов Таганрогского, Донецкого и Черкасского округов Области Войска Донского. Сегодня феномен ДКР активно изучается историками как достаточно успешный (несмотря на короткое время существования) пример государственного строительства не на общепринятой в мире этнонациональной модели, а на экономической. Кстати, именно из-за этого тема ДКР в разных странах и в разное время неоднократно попадала в разряд идеологических табу: альтернативный этническому принцип государствообразования не сильно вписывается в действующую на планете систему политического мироустройства.

Автором ирредентистской (направленной на объединение с остальной частью Отечества и противопоставляющей себя ратующему за отделение сепаратизму) модели самоопределения Донбасса можно считать председателя Совета съездов горнопромышленников Юга России Николая фон Дитмара: её он высказал в докладной записке на имя Временного правительства 1 августа 1917 года. Интересно и то, что возглавляемая им организация, впервые собравшаяся в 1874 году в Таганроге, объединяла патриотически настроенных русских предпринимателей в борьбе с экспансией иностранного капитала. Идея встретила активное понимание в обществе и 12 февраля 1918 года Четвёртый областной съезд советов Донецкого и Криворожского бассейнов провозгласил создание ДКР.

Донецко-Криворожская Республика за два с половиной месяца своего существования оставалась островом стабильности и порядка в бушующем море русской революции. Здесь не было воинствующего террора по отношению к классово-чуждым элементам, как в других регионах: так, у председателя Совнаркома ДКР Фёдора Сергеева (партийный псевдоним Артём) имела место стычка с известным своей жестокостью партийным деятелем Антоновым-Овсеенко из-за того, что Артём приказал немедленно освободить всех незаконно арестованных капиталистов. Были введены единые нормы судопроизводства, отменена смертная казнь, и этот запрет строжайше соблюдался.

Экономическая модель ДКР тоже отличалась сбалансированностью: её руководство понимало, что революционной риторикой хозяйство не поднимешь, и что волей-неволей придётся налаживать классовое сотрудничество. Национализации подверглись только стратегически важные отрасли промышленности, такие, как горнодобывающая и металлургическая, зато разрешалась деятельность частных банков, которым даже возвратили ранее конфискованное имущество, не ограничивалось мелкое предпринимательство. Неудивительно, что в ДКР даже начался рост производства, а её лидер Артём и его коллеги пользовались большой популярностью и широкой поддержкой среди самых различных слоёв общества.

При приближении кайзеровских войск СНК ДКР направляет им ультиматум о непризнании итогов Брестского договора. Это дало возможность выиграть время и создать на базе отступивших с Румынского фронта частей и отрядов местных добровольцев боеспособную Донецкую армию численностью в 13 тысяч штыков, закалить эти формирования в арьергардных боях и под их прикрытием вывезти в центральные районы России ценное оборудование, а также запасы угля и металла. Сама же Донецкая армия через Лихую и Морозовск организованно отошла к Волге и отличилась в битве за Царицын.

Благодаря этому наступательный порыв австрийских и германских войск оказался исчерпан на западных окраинах Области Войска Донского: дальше в остальную часть и на Кубань они не пошли. Однако прочерченные Брестским договором границы легли в основу при административно-территориальном размежевании в 1920-х годах республик Европейской части СССР и Закавказья. Кто тогда мог представить через какие болевые точки грядущего они проведены?

ПервоИсточникЪ
Tags: Брестский мир, ДКР, Ленин, РСФСР, Троцкий, УНР, большевики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments