Записки реакционера (dmitryjewski) wrote,
Записки реакционера
dmitryjewski

Эксплуататоры Армагеддона или Анатомия дерьмоядерных страшилок

В предыдущем материале мы уже говорили о том, что ядерные страшилки представляют собой оружие не меньшее, чем ядерная бомба. Теперь же разберём механизм действия этих информационных боеприпасов: кому они нужны, как они действуют и кто на них наживается...


«О дне же том или часе никто не знает, ни Ангелы небесные, ни Сын, но только Отец…» Так сказано в тридцать втором стихе тринадцатой главы Евангелия от Марка. Несмотря на то, что даже Иисусу не было позволено знать дату наступления Страшного Суда, среди простых смертных с завидной регулярностью встречаются люди, надменно возомнившие себя мудрее самого Саваофа.
Понятно, что такого рода «пророчества» – от явно не от Бога. Но ради чего генерируются всевозможные апокалиптические страшилки? Ведь не секрет, что вокруг них давно сформировалась целая информационная индустрия, собирающая обильную жатву с человеческих страхов и глупостей.
Мёртвый человек на последнем берегу
Пропагандистское значение эсхатологии люди поняли давным-давно: ничто так не воздействовало на умы и чувства, как проповедь о грядущем Судном Дне. Как и то, что страх наступления этого события обратно пропорционален уровню богобоязненности: чем больше человек погряз в неправедных делах – тем меньше его душа хочет всевозможных скорбей, которыми, согласно Писанию, будут исполнены последние времена. Выяснилось, что именно такими хитромудрыми «пингвинами» легче всего манипулировать: они всеми правдами и неправдами будут стараться укрыть своё «тело жирое в утёсах» на случай наступления необратимых процессов, и их монета первой зазвенит в кружке торговца индульгенциями. А сколько «буревестников», радостно предвкушающих шторм и жаждущих осязаемого реванша в этом мире вместо высшего воздаяния? Бунтари весьма легко впитывают апокалиптические идеи: в старину многие народные восстания были насквозь пропитаны эсхатологическими ожиданиями.
Лжепророчества о конце света стали весьма выгодным гешефтом ещё в Средние Века. Даже пошатнувшиеся позиции религии в Новое Время не смогли поколебать эсхатологию: Страшный Суд в умах обывателей потеснила Мировая революция с последующей полной и безоговорочной победой коммунизма на планете. «Классовый Армагеддон», объявлявшийся гигантским социальным лифтом для эксплуатируемых, сохранял достойное место в обществе тем представителям эксплуататорских сословий, которые вовремя перейдут на сторону народа.
В ХХ веке разрушительная сила оружия стала расти не прямолинейно, как раньше, а по экспоненте. Уже в самом начале нового столетия на страницы фантастических романов проникает «грядущих войн ужасный вид» с боеприпасами, действующими на основе «распадения материи», в 1921 году русский поэт Андрей Белый впервые употребил словосочетание «атомная бомба». А целая серия жутких мировых катаклизмов, пронесшихся по планете на глазах всего одного поколения, наглядно доказала насколько легко ядерный век может превратиться в каменный благодаря тем же самым плодам научно-технического прогресса.
К середине 1950-х годов западное общество было вполне подготовлено к восприятию апокалиптических идей, чему весьма способствовало возрождение военной и экономической мощи СССР. Многим экспертам стало ясно, что страна, победившая гитлеризм в тяжелейшей войне, вполне оправилась от полученных ран и способна нанести «свободному миру» неприемлемый ущерб. Это сформировало социальный заказ, нашедший отражение в массовой культуре: за пару лет до Карибского кризиса настоящей сенсацией стал выход на экраны фильма Стэнли Крамера «На последнем берегу», поставленного по одноимённому бестселлеру Невила Шюта. Отмечу, что спустя сорок лет по мотивам этой картины был снят ремейк с Армандом Ассанте в главной роли – насыщенная спецэффектами, но весьма бессодержательная поделка.
В СССР апокалиптика не культивировалась вплоть до эпохи «перестройки» как минимум потому, что противоречила оптимистической сущности советской идеологии. Прямых запретов на неё не было: например, упоминавшаяся лента Стэнли Крамера с успехом шла на наших экранах, о ней тепло отзывалась отечественная кинокритика как о сильном произведении, развенчивающем «хищную американскую военщину». Быть неформатом апокалиптический жанр у нас внезапно перестал в 1983 году, когда была озвучена так называемая гипотеза о «ядерной зиме» - катастрофических климатических изменениях после атомного конфликта. Сейчас уже ни для кого не секрет, что эту откровенно лженаучную концепцию, построенную на множестве допущений, в наше академическое сообщество Запад забросил совершенно преднамеренно, чтобы начать готовить капитуляцию СССР перед США.
Хорошо помню школьные добровольно-принудительные походы на фильм «Письма мёртвого человека»: сейчас я регулярно пересматриваю эту притчу об ответственности учёного за свои открытия и люблю цитировать реплики её героев. Но тогда лента про постъядерный мир воспринималась нами как жутко скучный «ужастик»: понимание таких произведений приходит с годами. Помню также изобилующие голым натурализмом западные картины на эту же тему – «Нити» и «На следующий день»: их охотно транслировало Центральное телевидение. Иначе говоря, делалось всё, чтобы внушить советскому зрителю страх перед ядерным кошмаром. Ведь обыватель живёт по принципу «Лишь бы не было войны…», а значит – с радостью поддержит сдачу позиций, если этот процесс ему приподнести как уменьшение военной опасности. Что, кстати, и произошло, когда Горбачёв на встрече с Рейганом одним росчерком пера отправил под нож значительную часть военной мощи сверхдержавы.
Всё-таки хочется сказать пару слов в защиту той, старой, апокалиптики: она воспевала благородство героев перед лицом неотвратимой опасности. Старый профессор из «Писем…» отказывается от шанса на спасение и остаётся с теми, кого «не могут обеспечить жизнью». Столь же по-рыцарски пытаются прожить остаток дней оказавшиеся на своём последнем берегу моряки из ленты Стэнли Крамера. Но главной мыслью этих картин является утверждение, что пока жива надежда – ещё не всё пропало.
Апокалиптика XXI века столь высокими идеалами похвастаться не может: она воспевает индивидуализм. Её квинтэссенция: в человеческих джунглях последних времён будь жестоким и безжалостным суперменом, ибо никто к тебе на помощь не придёт, а желающих сожрать с потрохами – предостаточно. Авторам таких опусов невдомёк что самая первая аксиома любой войны или катастрофы гласит: «Одиночки обязательно погибают, для выживания нужен коллектив!» Впрочем, современные произведения апокалиптического жанра скорее стоит отнести к сугубо развлекательной продукции, которая игнорирует все мыслимые и немыслимые законы бытия и мироздания. Чего, например, стоит одно только нашумевшее «Метро-2033»: любой шахтёр в мельчайших подробностях расскажет во что через пару недель превратится подземелье с неработающими вентиляцией и водоотливом.
Под влиянием подобных книг и кинолент в обществе сложилась субкультура сурвивалистов или выживальщиков. Эти люди глубоко убеждены, что не за горами вселенская катастрофа, поэтому сосредоточены на создании материальных условий для того, чтобы уцелеть в ней, из-за чего вынуждены тратить время, силы и средства впустую. Они расходуют баснословные по семейным меркам деньги на то, чтобы обустроить на даче тайник с запасами, которые в первую же зиму становятся пиршеством для всех окрестных мышей. Они обивают пороги инстанций чтобы получить разрешение на охотничий «ствол» далеко не самой бюджетной модели, которому будет суждено заржаветь в сейфе так и не произведя ни единого выстрела. Их близкие годами вынуждены сидеть на «тревожном чемодане», что весьма не способствует укреплению семейных связей, зато продуцирует инфаркты, инсульты и прочие болезни от нервов. Наглядным примером качества подготовленности сурвивалистов к «Безопасной Жизнедеятельности» является ответ на вопрос о том, сколько этих «сталкеров» приняло участие в донбасском конфликте по обе стороны линии фронта за всё его время. Так вот, цифры эти будут совсем не в пользу выживальщиков: они, как и поклонники страйкбола, оказались меньше всего подготовленными к суровым военным реалиям…
Кубышка и «крышка»
Сегодня апокалиптические страшилки в первую очередь нужны самому же потребительскому обществу: человека надо заставить тратить деньги, а не превращать в сокровище, и особенно их роль возрастает в дни экономических неурядиц. Люди легко расстаются с содержимым кошельков когда хозяйственная жизнь на подъёме, но когда наступает спад, требуется грозный окрик: «Открывай кубышку: завтра всем нам — крышка!»
Достаточно вспомнить, какой был ажиотаж вокруг ожидавшегося в декабре 2012 года всемирного потопа. В те дни мне довелось находиться в Москве, поэтому немало насмотрелся на то, какой барыш поимели предприимчивые личности со всей этой шумихи. Как горячие пирожки разметались у торговцев чтивом жёлтые газеты с кошмарными прогнозами, а также макулатура потолще, вроде уже упоминавшегося «Метро-2033». В сувенирных лавках не залёживались «подарочные» наборы, состоявшие из бутылки водки, куска мыла и отрезка верёвки, один конец которой был уже завязан весьма характерным узлом. Операторы мобильной связи предлагали полностью безлимитные стартовые пакеты, за которые надо было заплатить эквивалент двух тысяч долларов один-единственный раз при покупке: после мирового катаклизма «пополняшки» работать не будут! Купившиеся на столь апокалиптические тарифы вряд ли задумывались над тем, что примерно столько же платит в кассу оператора не занимающийся бизнесом и не практикующий дальних поездок средний пользователь мобильного телефона за четверть века. И, наконец, для самых богатых предлагались персональные бункеры в клубном комплексе пятизвёздочных бомбоубежищ. Правда, уже после нового 2013 года, когда стало ясно, что обещанный «армагеддец» отменяется, «счастливые» владельцы укрытий не знали как от них избавиться: обслуживание подземных сооружений – очень дорогое удовольствие даже для толстосумов.
Однако на ожидании какой-либо конкретного катаклизма можно построить исключительно разовую кампанию: состриг купоны – зубы на полку. Большому бизнесу интересны куда более продолжительные и находящиеся за пределами человеческих возможностей вещи, например – экологическая катастрофа в виде того же глобального потепления.
История Земли знала и более тёплые периоды, чем сейчас, и более холодные. Например, во времена киевского князя Владимира Великого буковые леса росли в Подмосковье, а викинги достигли Гренландии и Америки. Зато в XVII веке голландцы и англичане повально увлекались катанием на коньках: настолько в Европе похолодало. На фоне всего этого нынешние колебания температуры вряд ли выглядят сильно впечатляющими. Тем не менее, глобальное потепление преподносят как нечто апокалиптическое. Кому же оно так умудрилось насолить?
Прежде всего – энергетикам: чем выше температура окружающей среды, тем ниже КПД тепловых электростанций, составляющих ныне основу всей генерации. Падает КПД – повышается потребление топлива: хорошо если уран, уголь, нефть и газ – свои, а если привозные?
Ещё глобальное потепление крайне невыгодно для США: там тратят на кондиционирование воздуха в три раза больше энергии, чем во всём бывшем СССР идёт на отопление. Дело в том, что на большей части территории Северной Америки летом значительно жарче, чем в Европе, поэтому там кондиционеры установлены везде – на предприятиях, в офисах, и дома: при такой температуре оборудование быстро выходит из строя. К кондиционерам добавляются холодильники: американцы в супермаркетах закупают еду на неделю, преимущественно полуфабрикаты, требовательные к условиям хранения. Разумеется всё это не может не беспокоить официальный Вашингтон, особенно в условиях, когда запуском новых энергоблоков проблему уже не решить.
Понятно, что повышение уровня Мирового океана вследствие потепления климата представляет достаточно серьёзные проблемы для стран, где большинство населения проживает в прибрежной зоне. Им потребуются огромные объёмы работ по возведению дамб, а также жилья для отселяемых из районов возможного затопления. Не лучшим образом это скажется и на районах вечной мерзлоты: там тоже прибавится забот. Хотя будут и выигравшие в данной ситуации: в России, например, на север продвинутся зоны лесов и земледелия.
Ещё эколого-апокалиптическими страшилками убеждают налогоплательщиков включить в бюджет издержки на невыгодные проекты и развитие нерентабельных в данный момент технологий. Например, на замену нефти биотопливом из рапсового масла. Последнее вырабатывается из генно-модифицированного рапса, сильно истощающего землю и превращающегося в севооборотах в неистребимый сорняк: фермерам потребуются издержки на всевозможные химикалии, но, самое главное – на нефтяное горючее, суммарный расход которого превышает итоговый выход биотоплива.
Или на постройку ветряных и солнечных электростанций: и те, и другие имеют крайне низкий КПД, а также вырабатывают электричество тогда, когда уровень его потребления самый низкий. У солнечной электростанции он может быть ещё и отрицательным: в советские годы на Казантипе рядом со строящейся Крымской АЭС возвели одну такую экспериментальную установку, и выяснилось, что на ориентацию её зеркал тратится больше энергии, чем вырабатывается. Что же касается ветрогенераторов, то их «экологичность» не выдерживает никакой критики: создаваемые ими инфразвуковые колебания и электромагнитные излучения приводят к полному исчезновению в их окрестностях птиц. Получается аналог всем известной ситуации с воробьями, которых цзаофани перебили по приказу товарища Мао: расплодившиеся насекомые безнаказанно поедают урожай. А значит – опять в дело идут пестициды. Тем не менее, на Западе подобные технологии развиваются потому, что производители ветряков и рапса получают крупные налоговые льготы, а во многих странах им даже выплачиваются дотации из госбюджета.
Не менее громкой в своё время была и спекуляция вокруг «озоновых дыр»: периодического уменьшения концентрации озона в приполярных областях земной атмосферы. Виновником этого явления были объявлены используемые в холодильниках и аэрозолях фреоны. Оказалось, что антифреонную кампанию спонсировали производители хладоагентов и холодильного оборудования, которым нужно было срочно продвинуть на рынок новую линейку продукции. Через некоторое время учёные выдали фреонам «справку о реабилитации»: на концентрацию озона в атмосфере влияет солнечное излучение, которого полярным районам планеты достаётся меньше всего.
В дело идут страшилки не только о глобальных, но и о локальных, катастрофах. Достаточно вспомнить, как лет десять назад весьма нешуточные волнения сотрясали Иркутск: там толпы экологических активистов вышли на улицы протестовать против строительства экспортного нефтепровода, проходящего по северной оконечности Байкала. Ораторы своими речами рисовали в воображении собравшихся эпические картины гибели самого большого пресноводного озера планеты, которая непременно произойдёт в случае пролива нефти из разрушенной трубы, при том что последняя по проекту должна была пролегать в километре от берега. Также народные витии стыдливо умалчивали о том, что по Транссибу, проходящему в ряде мест буквально в нескольких десятках метров от воды, перевозится куда больше и вредных, и опасных грузов. Когда накал эмоций достиг апогея, на самом высоком уровне было принято волевое решение о переносе трассы нефтепровода на шестьсот километров к северу в безлюдные, но богатые нефтью места. Впоследствии никто уже не скрывал, что, помимо владельцев Ленских нефтяных месторождений, акцию проплатили также производители труб и строительные подрядчики. Нефтяникам требовалось сократить расходы на логистику, а двум остальным категориям увеличение протяжённости стройки сулило колоссальную прибыль: стоимость прокладки одного километра магистрального трубопровода начинается от двух миллионов долларов США.
Страшилки – «гибридное» оружие
Возможна ли глобальная катастрофа с необратимыми для человечества последствиями? На этот вопрос мы вынуждены ответить утвердительно: к наиболее вероятным её природным причинам учёные относят усиление вулканической активности и столкновение Земли с астероидом, к антропогенным - гипотетический конфликт с массированным применением ядерного оружия. Но при этом вероятность возникновения катаклизма такого рода в обозримом будущем экспертами оценивается очень малой величиной.
Хочется сказать о другом. В современной войне всё больше находят своё применение «гибридные» технологии: удобнее всего победить противника его же руками, да так, чтобы он сам без боя отдал материальные ценности в целости и сохранности. Именно таким «гибридным» оружием, точнее – одной из его информационных разновидностей, и стоит считать всевозможные апокалиптические страшилки. Их цель – сеять в обществе панические настроения: когда говорят эмоции – рассудок безмолвствует.
В наших руках есть два инструмента борьбы с ними: разум и вера. Во-первых, надо помнить, что все без исключения апокалиптические страшилки не выдерживают критики с использованием рациональных аргументов: чаще всего бывает достаточно познаний из школьного курса естественных наук, чтобы доказать несостоятельность таких «пророчеств». Во-вторых – вспомнить цитату, с которой начиналось повествование и задуматься: не лукавый ли пытается таким вот способом внести смятение в наши сердца?

Оригинал статьи

Tags: Армагеддон, Россия, США, Часы Судного дня, Ядерная война, армагеддец, страшилки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments