Записки реакционера (dmitryjewski) wrote,
Записки реакционера
dmitryjewski

Про одного русофобствующего "мажора"...

Эх, тоска дорожная... За окном унылый однообразный пейзаж. Все газеты, которые успел купить в вокзальном ларьке, уже перечитаны по три раза. Сборник судоку надо было брать посложнее: в этом головоломки щёлкались как семечки, посему его полутора сотен страниц хватило всего на пару часов. Кроссворды – одно расстройство: в последние годы они составляются компьютерной программой по раз и навсегда занесённым в память автомата лекалам и шаблонам.

Чем же утолить скуку? Ага, у соседа по купе есть какая-то книга, и в ближайшие пару часов она ему не понадобится, ибо сей человек собирается их провести в объятиях Морфея.

Итак, разрешение получено. Книга называется «Энциклопедия русской души» и принадлежит перу известного писателя Виктора Ерофеева.

Откроем первую страницу... Стоп! Дальше можно и не читать: под громкой вывеской скрывается банальный набор сплетен, которые в женском коллективе на протяжении обеденного перерыва с аппетитом обгладываются и обсасываются, подобно куриным косточкам из сациви. Какой-то пересказ подшивки бульварных газетёнок спекулирующих на дешёвых сенсациях. Чтиво времён поздней «перестройки», когда изголодавшийся по вседозволенности народ сметал с прилавков любую макулатуру.

В общем, на такое даже пародию не сочинишь: пародируют талантливые, хотя и неудачные вещи. Ибо от творческих неудач не застрахован даже гений.

Творческая неудача – это красивый, яркий, парадоксальный, но абсолютно неуместный в данном контексте образ. А в «Энциклопедии русской души» даже талант не ночевал...

Глянем на дату: книга-то не перестроечная, а из эпохи позднего Ельцина, когда козу было легче удивить капустой, чем нашего с вами уставшего от вседозволенности соотечественника вообще чем бы то ни было на свете.

Впрочем, уже тогда имелся универсальный рецепт, обеспечивающий успех у впавших в маразм воинствующего либеразма литературных критиканов, ну и щедрые западные гранты. Он прост, как три копейки: это – русофобия! Поэтому Виктор Ерофеев сдобрил свои бабьи сплетни следующими лозунгами:

«У русских нет жизненных принципов...» «Русские – самые настоящие паразиты...» «Кровавое воскресенье – национальный праздник...» «Россия – это вид страны, которая производит людское несчастье...» «В умении все оправдать заключается русская правда...» «В России методично перебили всех лучших...» «Русские не терпят хорошего к себе отношения...» «Самое главное русское слово – грязь. В России все грязное: машины, помыслы, девушки, цветы, поля, весна...» «Россия говнистее русских...»

Ну, и выводы сделал соответствующие: «Русских надо пороть...» «В России надо устраивать публичные казни...» «Надо отделить русских от России...» «Россию пора, наконец, колонизировать. Как Африку...»

Не будь этого русофобского «дерьматогена» в книге – «Энциклопедию русской души» забыли бы на второй день после выхода в свет. А так – вони столько, что даже лидер ДПНИ товарищ Белов-Поткин судился с писакой Ерофеевым, да время от времени высказываниями этого бумагомарателя на просторах Всемирной паутины возмущаются представители патриотического лагеря. Ибо плохое помнится дольше хорошего.

Казалось бы, зачем обсуждать макулатуру, даже не стоящую тех чернил, которые придётся потратить на её разнос в пух и прах? Вернее, на сотрясание воздуха, ибо «ночное золото» даже самоварным не сделаешь...

А вся проблема в том, кем является эта нерусь воинствующая.

Виктор Ерофеев – сын высокопоставленного советского дипломата, да не простого, а бывшего личным переводчиком самого Сталина, занимавшего должности Чрезвычайного и полномочного посла Советского Союза в ряде стран и пост заместителя директора ЮНЕСКО.

В общем, мальчик-мажор. Окончил филологический факультет МГУ. Что-то маловато: с таким отцом в МГИМО надо было поступать, и никак не ниже. И идти проторенной дорогой по его стопам. А тут филфак: хуже некуда. Хоть и в главном вузе страны.

Дело в том, что парень идёт на факультет русской словесности, либо чтобы не терять годы при бесконечных попытках поступить на нечто более престижное, например, на журналистику, в литинститут, или что-нибудь связанное с кино и театром. Поступишь – переведёшься, да не на первый курс, а поближе к «экватору». Не поступишь – твоё призвание от тебя не уйдёт: кружными путями придёшь к цели.

Либо на филфак идут от жизненной безысходности. Иногда она бывает вызвана объективными причинами, как у известных поэтов Булата Окуджавы и Юрия Визбора, чьи родители были репрессированы в 1937 году: у словесников на «родословную» абитуриента, в отличие от других факультетов смотрели сквозь пальцы.

А чаще всего в ряды студентов филфака юношу приводит лёгкость поступления и учёбы. Не надо штудировать римановы пространства неевклидовой геометрии, ряды Фурье с цепями Минковского высшей алгебры и прочие кошмары избравших точные науки. Не надо проводить бессонные ночи у кульмана, как технарю. Не надо препарировать несчастных жаб и вдыхать «ароматы» анатомического театра, как медику.

Ерофеев – именно тот случай. Студенческая скамья, аспирантура, кандидатская степень. Всё гладко и сладко, а славы нет. И заурядным доцентом оставаться не хочется.

Вначале на страницах солидного журнала «Вопросы литературы» за подписью Ерофеева вышло в свет эссе о Маркизе де Саде с обилием любовных подробностей. Тема по советским временам скандальная, и расчёт автора оказался точен: о нём заговорили. Хотя, будь сочинитель обладателем более низкого общественного статуса, его исследование моментально оказалось бы в редакционной корзине: всяк сверчок знай свой шесток!

Следующий шаг – пропечататься в «самиздате», а ещё лучше – в «тамиздате», дабы заметили в дальнем «забугорье». И на страницах альманаха «Метрополь» появляется отмеченная налётом скабрёзности «Ядрёна Феня». О Ерофееве заговорили ещё сильнее, но, увы, не там, где для него надо: скандального автора «попросили» из Союза писателей СССР, пострадала карьера и его отца – высокопоставленного дипломата. Ибо отсутствие царя в голове даже королям не прощают, а тут какой-то сын чиновника решил подвинуть с пьедестала самого Баркова! Ну да, того самого «гения срамной музы»...

Сомневаюсь, что десять опальных лет Ерофеев бедствовал: не тот ранг. Да и все его выходки носили характер «сыновнего бунта», когда юноша не имеет иных способов для самоутверждения, кроме ниспровержения родительских идолов. Побил посуду, опрокинул истуканы взрослого мира – и успокоился, возгордившись своей удалью молодецкой. Бунтуют-то ведь те молодые люди, у кого под ногами твёрдая почва и надёжный тыл за спиной: их сверстникам из социально незащищённых слоёв не до того.

Зато с наступлением «перестройки» Ерофееву удалось пожать все ранее несжатые лавры и постричь накопившиеся за долгие годы купоны. Ибо нахальство, замешанное на пошлости всегда можно выдать за оригинальную и свежую мысль. Кроме того, бунтаря с именем и стажем в нужде никогда не оставят: голодные не бунтуют по причине занятости поиском пропитания. Или набунтует безработный «робингуд» такое, что потом некого будет выводить с белыми ленточками на Болотную...

Проблема в том, что основная масса «борцов с системой» у нас выходит из сытых и богатых слоёв населения, а не из бедняков, коим действительно есть необходимость требовать перемен. Видите ли, тем, кто катается как сыр в масле, горько и больно от несоответствия окружающей действительности их возвышенным идеалам. Оттого и свербит в пятой точке.

Яркий пример – мелкий рантье Ульянов, никогда в жизни не заботившийся о хлебе насущном. В третьем издании Большой советской энциклопедии об этой социальной прослойке так и сказано: «рантье – наиболее паразитический элемент капиталистического общества». Интересно и то, что в официальных биографиях вождя мирового пролетариата столь неприглядный факт никогда не скрывался, хотя и не выпячивался: какие тут земные заботы, когда такой высокий полёт мысли!

Кстати, первое советское правительство тоже сложно назвать пролетарским: единственным бедняком в нём был Сталин. Все остальные с хлеба на квас не перебивались.

И сегодня Удальцовы, Навальные и даже те самые «муси-пуси» бунтуют не от голода. Если точнее – с жиру бесятся.

По этому поводу вспоминается мне один сынок крутых родителей, который в пятницу вечером напяливает на себя купленный в бутике «бомбер» стоимостью в полугодовую зарплату провинциального работяги, и идёт в дорогую гламурную парикмахерскую, где ему напомаживают «ирокез». Тоже за вполне приличные деньги. После этого он направляется в крутой ночной клуб, где проводит выходные в компании таких же «г-внопанков», как сам. И даже пытается орать под расстроенную гитару что-нибудь из Егора Летова или «Сектора Газа». И невдомёк этому мажору, что панк-культура – идеология рабочих окраин, недовольных отсутствием доступа к серьёзным жизненным перспективам. И как-то до богатого юного бунтаря не доходит, что смотрится он со своим столь пролетарским хобби если не маскарадным флибустьером, то уж точно свадебным генералом. Ничего, в понедельник у этого юноши всё вернётся на круги своя: престижный вуз и папин офис...

Под стук колёс мне вспоминается один знакомый. Тоже борец за социальную справедливость. Его, видите ли, не устраивают цены на пригородные поезда. Он считает бесстыднейшей обдираловкой, что за одну остановку от окраины Москвы до ближайшего Подмосковья ненасытные РЖД дерут с него целых шестнадцать рублей! Поэтому он готов прыгать с платформы, рискуя «упорхнуть» под колёса встречному составу, нарезать круги в пару километров и перелезать через «выкрашенную» мазутом и увенчанную колючей проволокой ограду, лишь бы только не расстаться с суммой, которая вполовину меньше цены билета на московское метро. Ах, да, в городском транспорте он тоже ездит «зайцем». И уже за пару месяцев уплатил штрафов больше, чем стоит годовой на все виды наземного и подземного.

Кроме того, он в политике придерживается радикальных левых взглядов, регулярно посещая собрания троцкистов, что не мешает ему по жизни быть беспощадным мелкобуржуазным эксплуататором пролетариев, которым он сдаёт полученную в наследство от деда квартиру, драть с них три шкуры и не утруждать себя работой. Правда, попробуй скажи ему об этом: обидится так, что мало не покажется!

Так вот, этот товарищ решил, что зимовать Москве тоскливо, холодно и дорого, поэтому захотел поехать в тёплые страны, где для белых мистеров давно построен коммунизм. Однако расценки на «Аэроэкспресс» ему показались недемократичными, и он выразил свой протест в виде уклонения от оплаты проезда. В результате был пойман с поличным и возвращён к месту отправления. Как следствие, «Боинг» не стал дожидаться правдоискателя, а авиакомпания – возвращать стоимость купленного по акции билета. Так и остался он без своего бананово-кокосового коммунизма, ибо на второй билет, тем более, продаваемый без скидок, денег не хватило.

Ну, этот «кухонный революционер», конечно, совсем мелкая сошка. Ему даже лень делать бизнес на своём бунтарстве. А вот такие, как автор «Энциклопедии русской души» на своих «протестных» настроениях неплохо зарабатывают.

Впрочем, против чего они выступают? Да не протестуют они на самом деле! Ни против чего-либо. Таким, как Виктор Ерофеев, скандал нужен ради самого скандала. Отсюда и богемные шашни со сменой жён как перчаток. Этим никого не удивишь? Тогда можно дать волю буйной сексуальной фантазии. Тут главное побольше брома принять надо на грудь, а то рука не к тому инструменту потянется...

Что, и здесь не протолкнуться? Остаётся только сотрясать устои мира, в котором живёшь. Вернее, красиво инсценировать это самое сотрясение, чтобы и шум вокруг стоял, и сверху ничего на голову не шмякнулось. Ну, и чтобы сами устои не рухнули, а то трясти станет нечего, и зубы придётся на полку отправить.

Несчастные они люди, эти бунтари! Убелённые сединами, но всё ещё неостепенившиеся мальчики и девочки, чей «сыновне-дочерний бунт» закончится разве что с последним вздохом. Прямо как «травестюшка» из провинциального ТЮЗа, которой уже давно за «сороковник»: ей уже лет десять как пора войти в должность характерной актрисы, но она упорно не хочет расставаться со своим детским амплуа. Про таких в театре говорят: «Со спины вроде бы пионерка, а глянешь в лицо – пенсионерка!»

Таких инфантилов спасать бы да некому. Лекарство известно давно: строгий пост на хлебе и воде, интенсивная трудотерапия на свежем воздухе, устранение от грешного мира и безропотное послушание. Чтобы никаких пьянок-гулянок с шашнями до полного выздоровления, процесс которого занимает долгие годы.

Только вот боюсь, что бунтующий бонвиван, желающий остаться вечным недорослем, поставит знак равенства между кельей и карцером.

А может быть, не церемониться с таким бузотёром, да и указать ему на дверь? Мир ведь большой, денег у него хватит, а пользы от баламута – ноль целых и ноль в периоде после запятой. И сказать ему напоследок: «Иди бузить к соседям! Пусть у других голова болит от тебя!»
ПервоИсточникъ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments